Статья

Недетский вопрос: экономика – это фудкорт, а кризис – пробка на дороге?

На этой неделе состоялся необычный выпуск «Экономики на слух», потому что его ведущим был подросток с недетскими вопросами, которые есть у многих взрослых. Откуда берутся кризисы? От чего зависит курс рубля? Может ли общество жить без денег и без государства? Ответить просто и доступно – так, чтобы было понятно и подростку, и всем взрослым, – взялся профессор Российской экономической школы Константин Егоров. Используя простые сравнения (экономики – с фудкортом, кризисов – с пробкой на дороге, курса валюты – со стоимостью яблок), он рассказал, почему, например, рухнула экономика Советского Союза, а невидимая рука рынка умнее Госплана. Мы публикуем основные тезисы выпуска.

 

Откуда берутся экономические кризисы?

Иногда причины кризисов лежат на поверхности. Например, весной [2021 г.] контейнеровоз встал поперек Суэцкого канала и перекрыл всю международную торговлю.

Но некоторые кризисы – и, как правило, самые крупные – возникают словно ниоткуда. Например, кризис 2008 г. Мы все знаем, что он был спровоцирован проблемами на ипотечном рынке. Но почему так сильно упал выпуск, почему безработица очень сильно выросла, чего все так испугались?

ФРС США во внутренних документах писала, что на рынке недвижимости надувается пузырь, что, видимо, он скоро лопнет и начнется маленькая рецессия. Но ФРС недооценила последствия этого пузыря. Она не учла, как много сложных финансовых инструментов зависело от ипотечных бумаг и насколько все другие рынки связаны с рынком недвижимости. Из-за этого начал падать весь финансовый сектор, и вот этого ФРС не ожидала.

Мне кажется, что самое понятное сравнение – это пробки на дорогах. Представьте, что мы едем из Москвы в Петербург, длинная трасса, очень много машин. И вдруг кто-то кого-то подрезал и дальше поехал. Водитель, которого подрезали, резко затормозил. Следующие машины затормозили еще резче, потому что они позже увидели маневр, следующие – еще резче, а следующие – вообще остановились. А потом машины начинают постепенно трогаться. И все ждут, пока не тронется машина перед ним. В итоге, казалось бы, на пустом месте очень много людей потеряло часы, стоя в пробке, хотя, если бы все одновременно чуть затормозили, потом чуть разогнались, пробки можно было бы избежать. То есть ее причина – плохая координация.

И вот экономические кризисы очень похожи на такую пробку. Я теряю работу, потому что потерял клиентов. А потерял я их, потому что они потеряли работу. Мы все зависим друг от друга и от решений друг друга. Если бы мы могли все вместе больше покупать и тратить друг на друга, мы могли бы избежать многих кризисов.

Но мы уже научились сглаживать кризисы. Они стали проходить мягче и менее болезненно, чем прежде. Потому я с оптимизмом смотрю в будущее и думаю, что проблему координации можно решить.

 

На этот раз все будет иначе?

Люди всегда стараются не повторять старых ошибок, но совершают новые. До коронакризиса самым большим экономическим потрясением была Великая депрессия. Началась она как маленькая рецессия, но из-за ошибок ФРС переросла в катастрофу.

Незадолго до кризиса 2008 г. глава ФРС Бен Бернанке на конференции от имени центрального банка признал, что в 1929 г. были совершены большие ошибки, но урок выучен и центробанк постарается не повторить ошибок. И конечно, в 2008 г. он не повторил ошибок, и катастрофы, как в 1929 г., не случилось. Но были совершены новые ошибки. Как генералы, которые готовятся к прошлой войне, так и экономисты, центральные банкиры, министры финансов не повторяют, как правило, грубых ошибок прошлого, но совершают новые.

 

Почему нельзя запланировать развитие экономики?

Будущее не запланировать. Прекрасной иллюстрацией могут быть книги фантастов. Они представляли себе, что мы будем свободно летать на другие планеты, у нас будут роботы на проводах, огромные компьютеры – все оказалось не так.

Показательный пример – это отстающие страны. Вспомним, Японию середины XIX в. – сельскохозяйственная и в чем-то застрявшая в Средневековье страна. Казалось, она может посмотреть на лидеров, на развитые европейские державы и запланировать свое развитие. И действительно, правительства Японии и Кореи пытались угадать, каким промышленным секторам нужно помогать: например, делали ставку на электронику. Сейчас эти страны производят высококачественную технику, но многие другие их ставки не сыграли, планы не были реализованы.

Другой пример – советская экономика. Решения в СССР принимались централизованно, экономика должна была развиваться по плану. Но нельзя было из Кремля предугадать, чего захотят люди по всей стране. Почему это невозможно? Представим себе фудкорт. Вы пришли, чтобы поесть, чтобы вкусно поесть и чтобы поесть с пользой для здоровья. Вы пытаетесь решить, что же именно съесть. Это не всегда так просто. А теперь представим, что кто-то в Кремле пытается угадать заранее, что вы хотите съесть на обед. Ему это будет очень тяжело. Он знает в целом, что мы хотим есть, поэтому мы не умрем с голоду, но питаться мы будем не очень хорошо.

Допустим, что теперь вы сами встали за прилавок фудкорта. Вы только начали работать, у вас сначала не получается, но постепенно вы учитесь, вы понимаете, как помещение должно быть устроено, как сэкономить пространство и время, как организовать работу, потому что вы заинтересованы в конечном продукте. Вы знаете, как сделать лучше. Вот так и в экономике. Современная рыночная экономика – это такая система обустройства общества, в которой люди решают сами за себя,они словно компьютеры очень большой централизованной системы.

 

Что такое невидимая рука рынка?

Вернемся на фудкорт и зайдем в булочную. В ней человек, который производит хлеб и другую выпечку. Ему до вас нет никакого дела. Он безумно корыстный человек, очень эгоистичный. Он хочет заработать, пойти домой отдохнуть и не хочет про вас ничего знать. Он хочет максимизировать свою прибыль. Но она зависит от того, насколько вам понравится его хлеб. Он каждый раз будет к вам присматриваться, насколько у вас довольное лицо после того, как вы попробовали его хлеб. Он будет корректировать рецепт, чтобы вы чаще к нему приходили, чтобы он больше зарабатывал и богател.

Ему никто не сказал о вас заботиться. Ему никто не сказал, чего именно вы хотите. Ему было самому выгодно все это выяснить. Каждый заботится только о себе, всем наплевать на других, но словно невидимый управляющий все координирует. В итоге выигрывают все, потому что в наших личных интересах сделать лучше другим. Вот она, невидимая рука рынка, как выразился экономист XVIII в. Адам Смит.

К сожалению, она работает не всегда. По умолчанию мы выбираем этот режим. Но иногда приходится подстраиваться. 

 

Почему рубль может вдруг резко подешеветь?

Представим, что Центробанк России выпускает не рубли, а яблоки. И только он один во всем мире выпускает яблоки. Все люди любят яблоки, а потому он может установить любую цену на яблоки, производить очень мало яблок, вырастить только одно яблоко, и тогда только самый богатый человек в мире сможет его купить. А может завалить нас яблоками так, что мы будем даже платить за то, чтобы их забрали у нас, увезли, и тогда цена яблок станет отрицательной.

Центральный банк России может выбирать, как много рублей будет в мире. Чисто теоретически он может выбрать абсолютно любой курс. Но порой случается большой урожай и оказывается, что так много яблок никому не нужно, а порой их не хватает.

Вот так и с рублем. Можно удерживать цену на рубль, однако иногда экономике будет лучше, если рубль подешевеет, а иногда – если он подорожает. Поэтому хотя можно точно контролировать курс, лучше действовать иначе.

 

Почему у США такой огромный госдолг?

Представим, что мы у кого-то взяли в долг, а когда приходит время платить, мы еще занимаем и расплачиваемся по старым долгам. В результате наш долг все время растет. Так происходит и с США.

Но почему долг США растет так сильно? Одна из причин – США могут занимать безумно дешево. Инвесторы готовы даже доплачивать, поскольку это наиболее безопасный вариант хранения денег. Когда случился коронакризис, все испугались, что многие компании обанкротятся. Поэтому покупали безопасные гособлигации США, растут спрос на них и цена.

 

Что мешает расти экономике России?

У России очень низкий госдолг и стабильная макроэкономика, что помогло во время пандемии. Но экономика растет очень медленно.

Россия не самая бедная страна, она гораздо ближе к богатым, чем к бедным странам. У нас очень образованные люди, которые делают очень хороший бизнес – и в России, и за границей. Но экономике мешают плохие стимулы. Люди не верят, что у них не отберут бизнес, что им не придется уехать. Люди уходят во внутреннюю эмиграцию. 

 

Отчего растет неравенство?

Это одна из ключевых проблем современности. Для этого есть много причин, одна из ключевых – распространение технологий, поскольку растет спрос на высококвалифицированный труд и снижается на низкоквалифицированный.

Кроме того, растет глобальная конкуренция: если кто-то выигрывает на одном рынке, он выигрывает во всем мире. Победитель захватывает весь рынок. Если выходит книга про Гарри Поттера, то Гарри Поттер захватывает не только Англию, но и весь мир, поэтому автор книги Джоан Роулинг становится супербогатой.

 

Может ли общество жить без денег?

Такое возможно. Например, во время Второй мировой войны в нацистских лагерях для союзников заключенные использовали вместо денег сигареты. Сначала они обменивали товары на товары. Но было неудобно ходить и искать, кто согласится обменять, например, кофе на что-то еще. И тогда заключенные стали все обменивать на сигареты. Сигареты стали универсальной валютой. Возникли деривативы, фьючерсы на сигареты.

Есть точка зрения, согласно которой деньги – это просто память. Если бы у всех была бесконечная память, деньги были бы не нужны. Представьте, что мы амиши, живем в селе в Америке. У меня сгорел дом, и вы мне помогаете, потому что мы хорошие соседи. Я вам ничего не плачу, но все помнят, что вы мне помогли. Через два года вы приходите, просите у меня молока, потому что у меня есть корова. Я вам даю молоко, потому что помню, что вы мне помогли. И так люди все время обмениваются товарами, потому что все помнят, кто кому сколько должен. Но наша память не бесконечна, поэтому мы передаем друг другу деньги.

Сейчас деньги трансформируются в электронную систему. Грубо говоря, весь мир движется к единой Excel-таблице, в которой у каждого будет свой счет, и мы будем просто перебрасывать деньги с одной строчки на другую. Не нужны будут кошельки и банки.

 

Возможно ли крупное общество без государства?

Вспомним Cредневековье, когда было очень легко сказать королю «нет». Король говорит: у нас новый нацпроект, повысим рождаемость вдвое. И все говорят королю: тебе надо – ты и рожай. Король говорит: а пойдем войной на такую-то страну. Все говорят: тебе надо – ты и иди, а мы дома останемся. То есть король и государство были, но их можно было игнорировать. Потом люди поняли, что есть большие проекты, например защита от нападения крупных вражеских сил. И стало выгодно жить с большим централизованным правительством. 

Другой, более актуальный пример – из истории США начала XX в. Финансовая система была уже очень сложная, но центрального банка в Америке не было. Каждые 10–15 лет случался финансовый кризис, и приходилось спасать экономику. И вот тогда крупные банкиры и финансисты решили создать орган, который будет отвечать за финансовую стабильность и помогать экономике. Так появилась ФРС.

Государство – это удобный способ делать то же самое, что делал рынок. Как и с деньгами: когда государства нет, мы его тут же придумываем. Потому что так удобнее.