Как инвестировать в период кризиса

07.04.2022

В прошлом выпуске «Экономики на слух» профессор РЭШ Алексей Горяев и директор департамента рынка акций Московской биржи Борис Блохин рассуждали о турбулентности в экономике и на финансовых рынках. Как ее переживать частным инвесторам и что ждет финансовый рынок в будущем? Мы собрали основные тезисы выпуска.

 

Первые шаги

Алексей Горяев: Есть три уровня управления личным капиталом. Первый – повседневные траты. Если у вас хватает денег на них, идем на следующий уровень – сбережения. Их хватает на непредвиденные расходы? Если у вас есть этот запас прочности, этот резерв, поздравляю, выходим на третий уровень – это как раз инвестиции. 

С чего нужно начинать? Изучить и получить практический опыт – вот первые шаги. А поскольку инвестиции всегда связаны с риском, я бы рекомендовал начинать с простых инструментов – с банковских депозитов. Потом добавлять инструменты с фиксированным доходом, торгующиеся на рынке, покупать наименее рискованные облигации – гособлигации или облигации надежных компаний. Только потом уже переходить к более рискованным инструментам, таким как акции.

Выходя на рынок, важно сформулировать для себя цели, понять, чего вы хотите добиться с помощью инвестиций, определить временные горизонты. Вы копите на пенсию, на дом, на автомобиль, на образование детей или ваша задача более краткосрочная – за три месяца накопить на новый холодильник? В зависимости от этого вы формируете портфель. Если цель – холодильник через три месяца, очевидно, вам не подходят акции или какие-то рискованные инструменты, потому что за три месяца и в спокойные-то времена есть риск при волатильности не заработать, а потерять. В такой ситуации скорее подходит депозит, может, облигация, которая через три месяца погашается. И только если вы готовы принимать риски, инвестировать на срок от двух лет, можно думать об акциях. Исходя из горизонта инвестирования и ожидаемой доходности разных инструментов, вы формируете портфель.

Борис Блохин: Очень многие начинающие инвесторы приходят на рынок в результате эмоционального порыва: все друзья инвестируют, каждый день читаю про то, как рынок бурлит, и кажется, что жизнь проходит мимо, раз я не инвестирую. Такие люди действуют на рынке эмоционально и без цели. А инвестору, перед тем как он делает первые шаги, очень важно, во-первых, четко оценивать свои знания и опыт, во-вторых, понимать, чего он хочет. Большинство инвесторов, с которыми мы общаемся, здраво смотрят на рынок и прежде всего хотят уберечь свои накопления от инфляции. Меньшинство хочет очень больших доходностей – 20–30–100%. Доходности соответствует риск, и инвестор должен понять, какие риски он готов на себя принять ради достижения поставленной цели.

Среднестатистический российский инвестор хочет собрать надежный портфель, чтобы доходность в долгосрочной перспективе обгоняла инфляцию. Конечно, такой портфель должен быть диверсифицированным, за ним нужно следить. К тому же сейчас рынки меняются так быстро, что даже тому инвестору, который вообще не хотел уделять время рынку, сейчас хочешь не хочешь приходится за ситуацией и новостями следить. Есть возможности, которыми нужно сейчас воспользоваться. Но, повторюсь, важно понимать свою цель. В этом может помочь, конечно же, профессиональный участник рынка – брокер, управляющий, инвестиционный советник.

 

Что делать в момент турбулентности?

Алексей Горяев: Поскольку мы записываем этот подкаст в момент, когда все на рынке переворачивается, очень хочется посоветовать инвесторам не спешить, не переживать, что поезд проносится мимо и нужно успеть вскочить на подножку этого уходящего поезда. Все, что угодно, только не это, поверьте, никуда он от вас не уйдет!

Сейчас можно строить какие-то умозрительные прогнозы, прибегать к разным моделям, но никто не сможет сказать, как они будут работать. Нужно опираться на базовые принципы, например диверсификацию. Этот принцип действует везде и во все времена. Не нужно искать один самый лучший инструмент, покупка которого озолотит, – раскладываем деньги по разным активам и пытаемся понять, что происходит и какие инструменты помогут вам достичь ваших целей. 

Борис Блохин: Очень многие инвесторы ждали возобновления торгов, видели в этом дополнительную возможность. Мы все сделали для того, чтобы возобновление торгов не обернулось шоком, и, кажется, удалось его избежать.

Долгосрочные выводы пока трудно делать: будут ли люди перекладываться из акций в облигации, которые с учетом роста ключевой ставки показывают сейчас двузначные доходности, или все-таки инвесторы будут активно вкладывать в акции как долгосрочное спасение от инфляции? Главное – что у инвесторов есть почти все возможности для диверсификации.

Принимая решение, инвестор должен оценить свои доходы: могут ли они внезапно измениться, могут ли срочно потребоваться деньги? Ответы на эти вопросы позволят скорректировать позиции на рынке. Если деньги могут потребоваться со дня на день, то инструменты должны быть максимально ликвидными и минимально рискованными, чтобы из них в любой момент можно было выйти. В то же время открываются и возможности, которые можно использовать для увеличения доходности. Что бы я точно не рекомендовал сейчас делать – это активно использовать маржинальные кредиты. Это сейчас может быть смерти подобно. Нужно рассчитывать исключительно на свой капитал. Я каждому инвестору всегда рекомендую: если вы планируете совершать какие-то рискованные вложения, то определите сумму, которой вы готовы рискнуть, и ни в коем случае не выходите за ее пределы. Сейчас надо быть аккуратным и не бояться упустить единственную возможность в жизни: дескать, надо срочно сделать выбор и вложить все. Это абсолютно не так. Возможностей будет очень много.

 

Рынок – частное дело

Борис Блохин: Частные инвесторы, которые и прежде играли важную роль на рынке акций, сейчас играют роль № 1. Некоторое время назад у нас на первом месте были нерезиденты, а сейчас рынок формируется физическими лицами, их доля растет с каждым днем и приближается к 60% от торгов. 

Частные инвесторы оказывают все большее влияние на корпоративное управление компаний. Российские эмитенты крайне заинтересованы в повышении количества и качества частных инвесторов. Чем больше у тебя акционеров, тем больше пар глаз за тобой наблюдают, задают вопросы, которые помогают улучшить корпоративную культуру.

Ликвидность акций компаний, в капитале которых участвуют разные типы инвесторов – институциональные, управляющие компании, частные инвесторы, – растет. А чем ликвиднее бумаги, тем дешевле компания может привлекать финансирование, в том числе кредиты.

 

Частников все больше, социальный трейдинг растет. Возможен ли русский GameStop?

Борис Блохин: Примеры недобросовестных практик были и в России. У Московской биржи есть пакет мер для противодействия им. Может ли это в будущем усугубиться? Да, может. IOSCO, Международная организация комиссий по ценным бумагам, опубликовала большой отчет о роли частного инвестора, и его ключевые выводы: во-первых, их количество будет расти, тренд, который набрал силу во время пандемии, когда люди сидели дома, не ослабевает. Во-вторых, это огромное количество инвесторов подвержено влиянию недобросовестных практик, всевозможного фрода – из-за нехватки знаний, опыта, из-за развития соцсетей, технологий. Поэтому крайне важно, конечно, доносить информацию до людей, чтобы они понимали, насколько осторожно нужно относиться к всевозможным заманчивым предложениям заработать, присоединиться к кому-то, чтобы против кого-то играть на бирже. Это крайне опасно, это приводит к потере денег.

 

Три главные буквы – ESG

Алексей Горяев: Этический подход к инвестициям – тренд последних лет. Сверхдоходности такие инвестиции не проносят, но и сильных потерь – тоже.

Измерить адекватно этичность компании – отношение к природе, обществу и корпоративному управлению – не так просто. Есть много индексов, и они не очень коррелируют друг с другом: компания может иметь высокий индекс у одного агентства и низкий – у другого. Компании, зная, что этичность их поведения измеряют, меняют его, чтобы хотя бы на поверхности соответствовать ESG-критериям. В итоге может оказаться, что самые высокие рейтинги будут у нефтедобывающих компаний, которые запускают какие-то экологические программы и у которых хороший пиар. Поэтому большой вопрос: что мы измеряем?

Борис Блохин: Высокие ESG-рейтинги помогают компаниям привлекать больше денег. Да, сейчас, может быть, ESG не стоит на повестке, но есть внешняя среда, в которой бизнес работает, есть внутренняя среда: компании начинают заботиться об экологии, о корпоративном управлении. Крайне важно сейчас двигаться в этом направлении дальше, потому что это повышает корпоративную культуру, защиту инвесторов, устойчивость бизнеса.

 

Женская доля

Борис Блохин: Согласно данным Банка России, доходности портфелей у женщин больше, чем у мужчин. Женщины более реалистично оценивают свои способности и менее агрессивно ведут себя на рынке, совершают меньше сделок. Это позволяет им больше зарабатывать на рынке. Мужчины более активно покупают иностранные бумаги, женщины больше тяготеют к консервативным инструментам. Растет доля фондов и инструментов коллективного инвестирования. Очень большая доля таких инструментов у инвесторов до 20 лет, потому что порог входа низкий. Маржинальное кредитование использует небольшая доля инвесторов – всего 8% мужчин и 5% женщин.

 

Бум частных инвесторов, а за ним обвал? 

Алексей Горяев: Самое опасное – иррациональное поведение инвесторов, когда у них складывается иллюзия, что если последние три или пять лет рынок рос, то он и дальше будет расти. Нужно понимать, почему растет рынок. Людей приводит на рынок жажда наживы. Если фондовый рынок растет месяц за месяцем, год за годом, то приходят даже самые недоверчивые люди. Чем-то это напоминает финансовую пирамиду: пока идет приток денег, рынок растет. А тут еще и развитие технологий, и дешевые деньги ФРС и ЕЦБ, сверхнизкие ставки с 2008 г. Но чем выше поднимается рынок, тем ниже он может упасть. Чем закончилась биржевая лихорадка 1920-х? Падением фондового рынка США на 70% и Великой депрессией. В 2008 г. лопнул «пузырь» на рынке недвижимости США и разразился мировой финансовый кризис.

Сейчас ФРС начинает поднимать ставки, пытаясь остановить разгоняющуюся инфляцию. И это будет влиять на экономику и рынки. Ровно поэтому хочется пожелать всем частным инвесторам, что называется, включить голову и постараться разобраться в происходящем. Многое будет меняться в мировой экономике, в мировой финансовой системе.

Борис Блохин: Безусловно, рост числа частных инвесторов в России впечатляет. Более 17 млн открытых счетов, растет число пайщиков, каждый день сотни тысяч инвесторов совершают операции с ценными бумагами. Но и стартовали мы с очень-очень низкой базы. Из этих 17 млн счетов зафондированных и активных счетов порядка 40–50%. Так что на бум с большой буквы «Б» не похоже.

Вообще, нас могут ждать интересные перемены. До 2008 г. господствовал принцип – рынок должен быть максимально либеральным, государственное вмешательство должно быть минимальным, рынок сам себя организует и все само стабилизируется. Мы прошли за эти неполные 15 лет через целую череду кризисов, в течение которых роль государства все усиливалась и усиливалась. Роль монетарной политики тоже усиливалась. 

На рынок приходят частные инвесторы. Банки, фонды, управляющие компании регулировать намного проще, а человек распоряжается своими личными деньгами. Много было дискуссий, можно ли ограничивать его право вложить собственные деньги. В России было много критики в адрес регулятора из-за того, что он ограничил возможности неквалифицированных инвесторов покупать сложные инструменты, начал требовать сдавать тесты. Сейчас понимаешь, что это была правильная политика. Я лично считаю, что полностью отпускать рынок в абсолютно свободное плавание не очень правильно. Финансовые рынки должны быть стабильны. И если больше внимания уделять финансовой грамотности, это позволит миру избежать очень больших «пузырей», которые потом лопнут и миллионы или даже сотни миллионов частных инвесторов потеряют деньги.

 

Главный стимул для развития финансового рынка

Алексей Горяев: Это повышение финансовой грамотности. Многие люди, видимо, еще с советских времен привыкли перекладывать ответственность на других, в том числе на государство: «Государство должно нас обеспечивать!» Если государство даст больше информации, лучше будет разъяснять риски и возможности, связанные с инвестициями, тогда ситуация будет гораздо более выгодной для всех: и для инвесторов, и для бизнеса, и для государства.

 

Криптовалюта – между рисками и возможностями

Алексей Горяев: Возможно, ЦБ сейчас не будет столь жестко, как прежде, относиться к криптовалюте, так как ее использование позволяет обходить санкционные ограничения, связанные с операциями в долларах и евро. Разумеется, регулятор заинтересован в том, чтобы все транзакции были прозрачными, чтобы не было уклонения от налогов и финансирования теневых секторов. Но реальность такова, что криптовалюта становится все более востребованной в мире и в России.

Борис Блохин: Пока регуляторы во всем мире видят большие риски в криптовалютах. Для большинства частных инвесторов это вообще незнакомый инструмент. Поэтому, безусловно, сначала должны сформироваться определенные регуляторные рамки для этого рынка. Когда он начнет формироваться, будем смотреть, что решит регулятор и кому будет доступен этот инструмент – только квалифицированным или любым частным инвесторам. Пока риски для частных инвесторов очень велики.

 

Подготовила Надежда Грошева