Подкаст

Ппрофессор РЭШ Валерий Черноокий и старший вице-президент Сбербанка Джангир Джангиров

01.02.2021 (Выпуск 9. Сезон 1)

Таймкод

 

3.05 — разные шоки затрагивают разные секторы финансовой системы

4.40 — несмотря на огромный объем данных, доступных для планирования, кризисы все равно происходят, ведь люди не роботы

5.15 — постсоветская Россия пережила четыре кризиса: можно ли говорить, что их острота с каждым разом снижается

8.40 — что лучше — вялое существование без резких потрясений или быстрый рост, но с возможными кризисами

10.45 — изменение международных потоков капитала может создавать серьезные риски для финансовой системы развивающихся стран; так было в России в 2008 г.

12.50 — чем различаются долговые проблемы, стоящие перед развивающимися и развитыми странами; что такое первородный грех развивающихся стран

14.10 — каковы риски долгового кризиса в развитых странах и как они будут пытаться его не допустить

15.20 — может ли инфляция поднять голову; как использовать ее для сокращения долга

16.40 — не заблокирует ли масштабное денежное стимулирование процесс созидательного разрушения; как не дать расплодиться зомби-компаниям

19.30 — модели прогнозирования и предупреждения кризиса

20.30 — какие факторы могут предсказывать кризис, а какие — нет

22.10 — как готовятся к кризисам в российской банковской системе; можно ли эти подходы использовать в личных финансах

24.30 — как переход мира к зеленой экономике повлияет на Россию

25.55 — психологические предвестники финансовых кризисов и пузырей

27.50 — эйфория может смениться разочарованием; так было и так будет

 

Описание

Предвидеть будущее нам не дано, и тем не менее мы все время пытаемся готовиться к непредвиденному. Мы стараемся подстелить соломку, чтобы мягче было падать, когда наступят тяжелые времена, и для этого «копим на черный день». На экономическом языке это называется «контрциклическая политика».

Эйфория, охватывающая участников экономики в периоды быстрого роста, может смениться разочарованием, а потоки международного капитала — развернуться, и тогда станет видно, кто купался голым. В каких странах чаще всего такое происходит? Есть ли определенные закономерности, которые приводят к финансовому кризису? Об этом мы говорим с профессором Российской экономической школы Валерием Чернооким в подкасте «Экономика на слух». А про то, как Россия проходила свои кризисы и как регуляторы и банки научились к ним готовиться, расскажет специальный гость подкаста — старший вице-президент, руководитель блока «Риски» Сбербанка Джангир Джангиров.

Первый сезон подкаста «Экономика на слух» реализован при поддержке благотворительного фонда «САФМАР».

 

Тезисы

Быстро или медленно?

Несмотря на огромный объем данных, доступных для планирования, кризисы все равно происходят. Люди не роботы, они не могут при принятии решений учитывать всю информацию. К тому же могут произойти непредвиденные события.

Бывает, что, кажется, все хорошо: страна быстро растет, стремительно увеличивается кредитование, приток инвестиций, благосостояние. Люди думают, что так будет продолжаться вечно. Но в процессе появляются перекосы, накапливаются серьезные риски, которые в итоге дают о себе знать, прежде всего в финансовой системе. В итоге случается кризис. Может, чтобы его избежать, лучше расти медленно, мало зависеть от иностранных инвестиций, слабо вовлекаться в международное производство и рынки капитала? В этом случае не создаются вышеописанные риски, но появляются другие проблемы. Внутренние перекосы, слабое развитие, сильная зависимость экономики от какого-то одного фактора тоже могут становиться источником шоков. России, например, уже давно пора вырастать из нефтяных штанишек.

Первопричины четырех кризисов в России были разными. Сегодня сложно представить повторение кризиса 1998 г. А в 2014 г. действия Банка России, которые поначалу оказались шоковыми, позволили в долгосрочной перспективе сформировать доверие экономических агентов, и в 2020 г. Россия прошла кризис с гораздо меньшими потерями. Банковская система тоже оказалась гораздо лучше капитализирована и защищена от рисков. Хотя все еще сохраняется высокая зависимость от цен на сырье, и в первую очередь — на энергоносители.

 

Первородный грех

Среди переменных, которые могут предсказывать кризис, можно выделить чрезмерный рост кредитования (в целом в экономике или в отдельных ее сегментах) и слишком быстрый приток капитала, особенно краткосрочного. Изменение ситуации может спровоцировать бегство этого капитала, что ударит по валютному курсу, заемщикам, бравшим в долг в иностранной валюте, банковскому сектору, бюджетной системе. Так было в России в 1998 и 2008 гг.

Особенно такое развитие событий характерно для развивающихся стран, некоторые из которых в результате допускали дефолты. Можно даже сказать, что это первородный грех таких стран: они подвержены повторяющимся кризисам просто потому, что являются развивающимися и их считают возможными жертвами финансовой нестабильности. 

 

Обесценить долги

Но теперь огромные долги накапливают развитые страны, которые за счет денежного стимулирования помогают своим экономикам пережить пандемию. У них, однако, есть огромное преимущество — они занимают в национальной валюте. К тому же значительная часть долга — долгосрочная, и решать долговую проблему эти страны тоже будут не сейчас. Возможно, делаться это будет с помощью инфляции. Некоторые экономисты полагают, что цель по инфляции, которая в западных странах традиционно составляет около 2%, стоит увеличить, например, до 4%. 

 

Убийцы экономического роста

Денежное стимулирование порождает еще одну проблему — массовое появление компаний-зомби, которые блокируют процесс созидательного разрушения. Чем это может закончиться, хорошо видно на примере Японии, где после кризиса 1989–1990 гг. прошло уже три «потерянных десятилетия». Сохранение находящихся при смерти компаний мешает эффективному перераспределению ресурсов в пользу более здорового инновационного бизнеса.

Копить на черный день — это контрциклическая политика, позволяющая перераспределить капитал по разным временным периодам. Это пытаются делать и министерство финансов, и банки, это же и самый простой способ подготовиться к сложным временам для обычных людей. Банки и регуляторы также готовятся, проводя сценарный анализ и стресс-тесты, а также рассматривая варианты гипотетических кризисов. Важно в принципе быть гибким, чтобы быть готовым к любому развитию событий, — и к повторению прошлого в виде падения цен на нефть, и к быстро меняющемуся будущему, в котором, например, экологическая повестка может оказать серьезное влияние на развитие России.

 

Эмоциональные качели

Свидетельством иррациональной эйфории, надувания пузыря на рынках может быть чрезмерный рост долга и расходов на разные крупные проекты. Например, подмечена связь между строительством небоскребов — самых высоких в регионе или даже в мире — и кризисами. Или других объектов инфраструктуры, экономическая обоснованность которых далеко не очевидна.

Но эйфория может смениться разочарованием, причем иногда даже какая-то небольшая проблема может спровоцировать каскад распродаж. Люди и компании начинают избавляться от долгов, меньше тратить и больше сберегать, а это вызывает проблемы в экономике. 

 

Тезисы подготовлены Михаилом Оверченко