Подкаст

Профессор РЭШ Алексей Горяев и международный финансовый консультант Исаак Беккер

14.12.2020 (Выпуск 3. Сезон 1)

Таймкод

 

02.20 – Личные финансы – это скорее не про деньги, а про их место в нашей жизни

03.37 – Чем выше неопределенность, тем ценнее планы

08.50 – Многие открыли для себя мир облигаций, следующим шагом может стать покупка акций

09.15 – Нельзя вкладывать в фондовый рынок личные резервы

11.19 – Исаак Беккер: нужно срочно, до Нового года, провести с инвестициями стресс-тест

15.27 – Вкладывать можно не только в финансовые активы, но и в свое развитие – в здоровье, в образование

17.00 – Нет худа без добра: кризис заставил людей внимательнее контролировать свои денежные потоки, создавать резервы, отходить от потребительской модели поведения

21.30 – Как говорил Уоррен Баффетт: вкладывать нужно в то, в чем разбираетесь. Покупать активы следует постепенно, а портфель должен быть диверсифицированным

23.00 – О классическом способе накопить напоминает Исаак Беккер



Описание

Кризис круто изменил нашу жизнь. О том, как в условиях неопределенности управлять личными финансами, рассуждает профессор Российской экономической школы Алексей Горяев в подкасте «Экономика на слух». А международный финансовый консультант Исаак Беккер дает практические советы, как действовать инвесторам.

Первый сезон подкаста «Экономика на слух» реализован при поддержке благотворительного фонда «САФМАР».

 

Тезисы

Денег стало меньше

За два самых жестких месяца ограничений – апрель и май – работающие россияне недополучили 841 млрд руб., подсчитали аналитики агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР). Причиной стали массовые увольнения, отправка в неоплачиваемые отпуска. Каждому второму россиянину сократили зарплату с марта по май, оценивали аналитики «Сберданных», а 2,5% занятых на начало марта полностью лишились доходов. Оценка НКР не учитывает потери 13 млн не трудоустроенных официально россиян (в том числе самозанятых): они потеряли в процентном отношении не меньше, а, скорее, намного больше, чем официально занятые, пишут эксперты агентства.

Потери в фонде оплаты труда почти соответствуют размеру помощи правительства семьям с детьми и безработным (770 млрд руб.), основная часть (640 млрд) пришлась на семьи с детьми.

Сокращение реальных доходов россиян во II квартале стало рекордным с 1990-х гг.: они упали на 8,4% в годовом выражении. В III квартале падение доходов замедлилось до 4,8% (к III кварталу 2019 г.), а с начала года падение составило 4,3%.

 

Что будет с доходами?

С реальными доходами в следующем году будет получше, это будет естественный рост, говорит главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах: доходам от финансовых вложений падать уже некуда.

 По итогам года реальные располагаемые доходы (после обязательных платежей) снизятся примерно на 3%, полагает аналитик банка «Хоум кредит» Станислав Дужинский. В следующем году без неожиданных шоков можно ожидать компенсации этого падения, таким образом, продолжает эксперт, за два года мы выйдем в ноль. В этих условиях закономерной реакцией потребительского рынка станет преобладание сберегательных настроений и рациональное потребление. Но стоит отметить, говорит Дужинский, что нынешнему падению предшествовал довольно длительный период, когда роста доходов населения не было, и можно ожидать, что доля доходов направляемая в сбережения, будет не очень высока, значительная часть дохода будет использоваться для текущего потребления.

 

Расходы

Пандемия и режим самоизоляции ожидаемо привели и к сокращению расходов граждан. В апреле расходы россиян упали на 26% в годовом выражении, подсчитывали аналитики «Сбера». Хотя все же продуктами, алкоголем и «цифровыми товарами» граждане запасались впрок – спрос на эти категории товаров в первые недели ограничений даже рос. Лишь четверть падения расходов домохозяйств можно связать с запретами, действующими для конкретных отраслей, отмечали аналитики «Сбера»: львиная доля сокращения была связана с изменением потребительского поведения, а также краткосрочными проблемами в логистических цепочках.

Выйти в ноль по тратам гражданам удалось лишь в августе, хотя спрос на все, что связано с путешествиями – авиабилеты, отели и услуги турагентств, – не восстановился. Но вторая волна пандемии дала о себе знать, и с сентября расходы россиян падали с каждой неделей, а последняя неделя октября оказалась худшей с конца мая.

 

Что будет с расходами?

Изменилась структура потребительского поведения, отмечает ВТБ на примере крупных федеральных клиентов с сетью физических и интернет-магазинов: в период самоизоляции существенно выросла доля интернет-продаж, после снятия ограничений она снизилась, но не до исходных значений, говорит представитель банка. По прогнозам ВТБ, после пандемии доля онлайн-продаж будет существенно выше, чем до нее, а оборот продуктового ритейла и общепита вернется к допандемийным значениям.

После первой волны пандемии доля клиентов, использующих этот канал шопинга, составляет менее 2,5% по России и менее 7% в Москве, показывают данные «Сбериндекса».

А вот банковские услуги изменятся необратимо. ВТБ ожидает роста проникновения биометрии и числа новых клиентов, которые используют только онлайн-сервисы без посещения точек продаж: доля заявок по ипотеке, которые поступают в банк онлайн, уже составляет 30%, кредитов наличными – больше 50%, вкладов – 65%.

Пандемия очень по-разному повлияла на доходы и расходы россиян, она разделила их на два сегмента, говорит Табах: на тех, кто от пандемии не пострадал (или даже выиграл), и пострадавших в разной степени (регионы, туристический бизнес и проч.). У россиян из первого сегмента сбережения, отложенные на заграничную поездку, например, сохранились, появились возможности для отложенных покупок. Гражданам из второго сегмента, наоборот, сбережения понадобилось подъедать для компенсации недополученных доходов. Человек – существо нерациональное, поэтому вряд ли пандемия приведет к тому, что он будет тратить «с умом», скорее, она приведет к изменению в предпочтениях, считает Табах: шеринговая экономия будет цениться меньше, а своя квартира как место для работы – больше. В офисы, как во времена «доковидные», вряд ли вернутся все сотрудники, поэтому удаленка будет оказывать влияние на то, как и на что люди будут тратить деньги.

 

Сбережения и инвестиции

Все свои сбережения в кризис потратили 8% россиян, говорилось в июльском опросе ЦБ, – четверть тех, кому пришлось тратить подушку безопасности. Вообще без накоплений в кризис оказалась почти половина населения страны. В итоге граждане начинали влезать в долги: 26% россиян во время пандемии взяли кредит или стали чаще пользоваться кредитной картой, показал опрос банка «Открытие», а 30% респондентов заявили об увеличении долгов. 

Возможности откладывать у граждан сокращаются из-за низких ставок по вкладам. На фоне этого неудивителен возросший интерес россиян к фондовому рынку: в октябре брокерские счета открыли более 736 000 человек (рекорд), а с начала года – более 3,6 млн. Рекордной в октябре была и активность частных инвесторов: сделки совершали более 1,2 млн человек.

 

Что будет со сбережениями и инвестициями?

Люди будут стараться чуть больше сберегать при низких ставках, потому что усвоили урок, что без сбережений даже «лапу не пососешь», отмечает Табах. С другой стороны, говорит он, продолжится тенденция к росту онлайн-трат и получению банковских услуг удаленно: чисто психологически проще тратить электронные деньги, чем наличные. Если восстановительный рост доходов быстро затухнет, то мы увидим снижение сбережений населения и рост числа живущих в кредит, отмечает управляющий директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков: благо ставки по ним будут также не такими «кусачими».

Опрос, который в октябре проводил Сбербанк, показал, что 49% граждан начали инвестировать или откладывать в накопления небольшие суммы. В периоды неопределенности люди действительно становятся более склонны к накоплениям, но большинство может вернуться  к привычному образу жизни, когда ситуация стабилизируется, говорит директор дивизиона «Инвестиции и накопления» Сбербанка Игорь Мамонтов: говорить об устойчивом изменении паттернов поведения россиян в отношении инвестиций и накоплений пока рано, а вот рост интереса к инвестициям – это долгосрочный тренд. Главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев также считает, что после преодоления последствий коронакризиса у граждан все же снизится мотив сберегать из предосторожности, зато сохранятся традиционные стимулы к сбережениям – желание накопить на пенсию, на обучение, на крупные покупки (квартира, автомобиль, отдых).

В условиях повышенной неопределенности преобладает стремление держать деньги «под рукой», и вкладчики ориентируются на короткие депозиты и накопительные счета, отмечает представитель ВТБ, но, как только неопределенность заканчивается, спрос на средне- и долгосрочные вклады начинает восстанавливаться. Дужинский из «Хоум кредит банка» добавляет дебетовые карты с процентом на остаток.

Ставки по депозитам находятся на рекордно низких уровнях и ожидать их существенного повышения в ближайшие несколько лет вряд ли стоит, говорит Мамонтов, но Сбербанк, по его словам, не ожидает массового перетока денег из депозитов в инвестиционные инструменты: скорее люди начнут диверсифицировать сбережения, применять портфельный подход, при котором часть сбережений хранится на депозитах, а часть – в различных инвестиционных и накопительных инструментах.

Раньше в качестве основного способа инвестиций был развит в основном консервативный инструмент – банковский вклад, говорила в конце октября председатель ЦБ Эльвира Набиуллина: сейчас у нас происходит изменение в предпочтениях людей, перераспределение финансовых потоков: «Многие хотят уже больше доходность и смотрят на альтернативы на фондовом рынке». Невысокие реальные (за вычетом инфляции) ставки по безрисковым инструментам вроде депозитов до 1,4 млн руб. – это, скорее всего, надолго, признает Волков, а потому сохранится и тенденция к росту вложений в инструменты фондового рынка и разные альтернативные инвестиции.

Уход на фондовый рынок продолжится, потому что безопасный в пределах застрахованной суммы «русский депозит» в этом году скончался, отмечает Табах: он стал налогооблагаем для крупных сумм плюс ставки уже «ниже плинтуса». Более молодые и состоятельные люди будут уходить от депозитов в другие продукты, а в банках будут держать остатки «на черный день».

Вклады – традиционный инструмент для сбережения среди россиян, говорит Дужинский: этому способствуют и простота, и государственное страхование, и фиксированная ставка. Скорее всего, говорит аналитик, вклады еще долго не сдадут лидерской позиции среди прочих способов сбережения.

Распространению инвестиционных продуктов помогает развитие технологий, отмечает Васильев из Совкомбанка: для торговли на финансовых рынках не надо осваивать непростые торговые терминалы на компьютере, многие инструменты стали доступны инвесторам через приложения в телефоне. Пандемия и самоизоляция стали катализаторами развития цифровых каналов продаж инвестиционных продуктов, согласен Мамонтов.

Если раньше во время обвалов рынка люди забирали деньги из инвестиционных инструментов, то в этом году впервые за всю историю рынка доверительного управления люди не только не забирали деньги, но и наращивали вложения, говорит Мамонтов из «Сбера»: рост финансовой грамотности, накопление опыта работы с инвестиционными инструментами будут способствовать росту интереса к инвестициям.

Это психология: исследования показывают, что нужно 40 дней, чтобы поменялась привычка, говорит профессор РЭШ Алексей Горяев. Ограничения длились дольше, так что эти изменения в финансовом поведении, скорее всего, не временные.

 

Тезисы подготовлены Борисом Сафроновым