Статья

«Стеклянных потолков будет становиться все больше»: что ожидает венчурный рынок в ближайшем будущем

Крупный банк покупает или продает очередной стартап. Сотовый оператор запускает венчурный фонд, а нефтегазовая компания создает акселератор. Очередной российский предприниматель покоряет Кремниевую долину. Эти новости заполняют деловые медиа и соцсети, а «единороги» и те, кто лишь стремится дорасти до миллиарда долларов, все сильнее влияют на экономику. Про венчурный бизнес и инвестиции рассказывают гости «Экономики на слух», выпускники РЭШ – генеральный директор Skolkovo Ventures Владимир Сакович и предприниматель, CEO и сооснователь платформы Dbrain Дмитрий Мацкевич. Они делятся собственным опытом, рассказывают, как рынок переживает пандемию и… развенчивают мифы. 

Слушайте выпуск на нашем сайте, а также во всех подкаст-плеерах, а мы представляем вашему вниманию основные тезисы выпуска

 

О трендах венчурного рынка

Владимир Сакович: Главный тренд, влияющий на венчурный рынок в России, – это строительство экосистем несколькими крупными компаниями. Они скупают стартапы, что позволяет инвесторам вернуть свои деньги, стимулирует совсем молодых ребят, даже студентов, запускать стартапы, чтобы затем их продать. Таких сделок M&A (слияний и поглощений) все больше, они высвобождают деньги для новых инвестиций.

Но многие сделки совершаются хаотично, и нужно понимать, что на горизонте пары лет строительство экосистем закончится, их создатели перейдут к упаковке купленных активов в единый продукт. Поэтому тем, кто запускает стартап сегодня, не стоит надеяться на продажу экосистеме. Компания должна быть самодостаточной.

Другой тренд – это рост инвестиций населения, в том числе благодаря приложениям. Раньше люди играли в телефоне в «Косынку», а сейчас играют в акции. Я недавно читал лекцию в гимназии «Сколково», на которой были ребята с 5-го по 11-й класс. И они мне бойко рассказывали, как и что покупают через приложение «Тинькофф». Я был в шоке. 

Одновременно вырос рынок непубличных инвестиций, когда люди вкладывают в стартапы десятки и сотни тысяч долларов. Потому что свободных денег и в России, и в мире стало больше, а главное – в последние годы, особенно в пандемию, все осознали, что технологические изменения – это наше будущее, изменения коснутся каждого, и все хотят купить частичку этой трансформации.

 

О географии стартапов – где лучше начинать

Дмитрий Мацкевич: Есть стратегическое преимущество в том, что ты основатель с российскими корнями. Чтобы строить сложную технологию, нужно привлечь высококлассных специалистов по работе с большими данными (data scientist), которых в Кремниевой долине может нанять разве что Илон Маск – их нужно перекупить у Google или Facebook. А в России можно с относительно небольшими ресурсами нанять таких людей, создать сложную технологию и найти клиентов, на которых ее обкатаешь. И уже затем можно продавать стартап клиентам на международном рынке.

У нас одни из первых клиентов были российскими и приносили по $0,5 млн, что помогло нам попасть в американский Y Combinator. В Америке мы не могли бы сразу продать продукт на $0,5 млн. Но в то же время американский рынок несопоставимо больше, и $100 млн, заработанных в Америке, капитализируются в совершенно другую сумму, нежели $100 млн, заработанных в России. В Америке можно и $20 млн капитализировать в $1 млрд.

Владимир Сакович: Если вы строите b2b-компанию, то лучше ориентироваться сразу на весь мир. Потому что b2b-процессы в целом везде похожи, в России емкости рынков b2b часто недостаточно, а за рубежом никого ваш российский опыт не интересует, он умножается на ноль. Пусть вы напродавали b2b-продуктов в России на миллионы долларов, это вообще ничего не стоит за рубежом. Зарубежный стратег говорит: мне это не интересно, отрежьте российскую часть. И тогда ты понимаешь, что его инвестиционное предложение не очень интересно. А российскому стратегу, напротив, не интересна международная часть бизнеса, он не готов за нее платить.

Поэтому, если вы строите международную компанию, она должна быть сразу международной. И действительно, доллар выручки «там» совсем по-другому капитализируется, чем доллар выручки «здесь». Но нужно оценивать риски: иногда в попытке погнаться за журавлем в небе можно ничего не получить.

Дмитрий Мацкевич: Я полностью согласен с Владимиром, что в идеале так и нужно делать. Но в реальности происходит иначе. Как бы по дороге ни было сложно, ты постепенно можешь разобраться со сложностями. Начинаешь с российской разработкой, потом открываешь дополнительные офисы, например, в Амстердаме. И часть разработки переносишь туда. Или же растишь за рубежом продуктовую команду. 

Я знаю много миллиардных компаний, у которых разработка осталась в Перми, в Белоруссии или в Украине, а офис в США или в Европе появился позднее. Когда вырос, уже есть ресурсы, чтобы перевезти команду. А пока ты маленький, можно развиваться в России, используя меньше ресурсов.

 

О пандемии и рынке

Дмитрий Мацкевич: Пандемия стерла границы и позволила стать глобальным, находясь в любой точке мира. Мы смогли провести раунд привлечения инвестиций по Zoom, ни разу не встречаясь с инвесторами. Стало сложнее выстраивать долгосрочные отношения, но даже сейчас мы в США по Zoom договариваемся с клиентами о чеках до $200 000. 

Владимир Сакович: Общение по Zoom все же немного снижает уровень доверия. Но меньше сделок не стало, потому что сработал другой тренд: появилось больше свободных денег на рынке и больше людей захотели купить частичку будущего. Стало чуть больше альтруизма – веры, что нужно делать что-то хорошее, не думая о коммерческой отдаче. Многие люди стали принимать решения более эмоционально: им хочется поддержать стартапы, что-то у них купить, пойти работать в стартап – это важно. Появилось желание двигать мир в лучшую сторону.

Дмитрий Мацкевич: Ковид стал шоком, который заставил людей задуматься о том, что по-настоящему важно. И задумалось об этом одновременно много людей, поэтому сработал групповой эффект. Когда люди уже достигли финансового успеха, у них появляется новая цель – делать что-то более значимое. И это влияет на многие решения, в том числе финансовые. Пример – это инвестиции в устойчивое развитие.

 

О прогнозах

Дмитрий Мацкевич: Все больше людей будет искать для себя смыслы, которые станут для них источником энергии. Сейчас уже становится менее важно выживать, достигать, потреблять. Если раньше проекты росли за счет растущего потребления – новая аудитория подключалась к интернету, тратила деньги на рекламу, покупала модные вещи и товары, – то сейчас на первое место выходит осознанное потребление. Появляется все больше приложений, которые ориентированы на улучшение качества жизни: как лучше питаться, лучше спать, заниматься спортом и так далее – как повышать качество жизни.

Владимир Сакович: Стеклянных потолков – а где-то и железобетонных стен – становится и будет становиться все больше. В ближайшие пять лет мы увидим передел ценностей, связанных с технологиями: всем стало понятно, что владение технологиями – это инструмент управления если не всем миром, то его кусочком. Это опасно для государств, компаний и наций. Самый яркий пример последних месяцев – Китай, где государство решило, что концентрация технологий и благ в руках очень узкой группы лиц – это нехорошо. Поэтому с помощью регуляторных силовых методов Китай начал передел этих благ. Эти внутристрановые и геополитические сдвиги неизбежны, и мы должны их учитывать.

 

О пользе образования для бизнеса

Владимир Сакович: Образование в топовом вузе – это один из элементов, которые формируют доверие к вам. А это очень важный актив на венчурном и инвестиционном рынке. Кроме того, хорошее образование придает любому человеку уверенности в себе, в том, что его решения имеют под собой экономическую или математическую основу, что он принимает их не просто интуитивно, а на базе научных законов. Меньше сомневаешься и быстрее движешься. Поэтому обучение в РЭШ, как любое хорошее образование, увеличивает доверие к вам внешнего мира и вашу уверенность в том, что внешний мир может быть покорен. 

Дмитрий Мацкевич: Соглашусь с аргументами Владимира. Кроме того, обучение в РЭШ помогает быстрее установить контакты, это некий сигнал, возможность общаться с другими людьми.

И еще ты учишься думать, потому что наши лекторы поощряли, культивировали независимое мышление, независимое принятие решения. 

 

Тезисы подготовлены Аленой Сухаревской