Что ждет российский бизнес без западных конкурентов?

23.06.2022

На этой неделе в подкасте «Экономика на слух» профессор финансов бизнес-школы имени Стивена Росса Мичиганского университета и выпускник РЭШ Андрей Маленко рассказывал о том, как может измениться российский бизнеc из-за изоляции России. Кто заплатит за эти изменения? Какие глобальные тренды существуют? Почему все еще стоит учиться на финансиста? Мы собрали основные тезисы выпуска. 

 

 

Инвесторы голосуют против воровства

Интересное исследование, доказывающее важность эффективного менеджмента для развития бизнеса, было проведено Николасом Блумом из Стэнфордского университета и Джоном Ван Риненом из Лондонской школы экономики. В первом исследовании они опросили и интервьюировали менеджеров заводов более 700 компаний среднего бизнеса США, Великобритании, Франции и Германии. И показали, что мониторинг продуктивности работников, установка четких целей, продвижение работников за достижения, а не просто по выслуге лет – все эти способы управления бизнесом сопутствуют его производительности, прибыльности, устойчивости.

В другом – уже локальном – исследовании Блум и соавторы в партнерстве с консалтинговой компанией изучили работу текстильных заводов в Индии. Они разделили их на две группы, одной из которых были оказаны консалтинговые услуги, а другой – нет. Потом они сравнили эффективность этих заводов, и оказалось, что эффективность заводов первой группы сильно и довольно быстро выросла, особенно в том, что касается инвентаризации и управления запасами.

Но качественный менеджмент – это только половина задачи. Вторая половина – корпоративное управление: как сделать так, чтобы менеджмент не только был эффективным, но и действовал в интересах акционеров компании, грубо говоря, не воровал. Исследования доказывают, что инвесторы голосуют своим долларом или рублем за эффективное корпоративное управление. Стоимость компаний, где усиливался контроль акционеров за менеджментом, росла.

Есть исследования, которые доказывают важность независимых директоров компаний. Например, одно из них показало, что внезапная смерть независимого директора может привести к падению стоимости компании.

 

Россия разучится вести бизнес?

Уход западного бизнеса из России, несомненно, приведет к снижению качества менеджмента и корпоративного управления в российских компаниях. Страна будет отрезана от новых технологий ведения бизнеса, или они будут приходить с большой задержкой. А без конкуренции с западными компаниями у российского бизнеса снизятся стимулы повышать эффективность. Исследование Ксавье Жируда и Хольгера Мюллера из Нью-Йоркского университета показывает, что конкуренция на рынке – это своего рода субститут качества корпоративного управления. Если менеджмент ворует и на рынке высокая конкуренция, то компания просто не выживет. Из этого можно сделать вывод, что чем ниже конкуренция, тем меньше стимулов повышать качество управления. 

Поэтому есть риски снижения эффективности российского бизнеса. А заплатит за это в конечном итоге потребитель. С одной стороны, уменьшится выбор товаров и услуг. С другой – снизится их качество и вырастут цены.

 

Высокая доходность устойчивого развития 

Устойчивое развитие, ESG, – это мощнейший тренд последнего десятилетия, и, конечно, он сохранится и продолжится, так как нужно решать экологические и социальные проблемы. Инвестиции в «чистые» компании выросли в разы. В 2012 г. в управлении американских фондов, которые занимались ESG-инвестированием, было $3–4 трлн, к 2020 г. – уже $17 трлн. Для сравнения: ВВП США на то время был около $20 трлн, а рынок акций – около $40 трлн.

У этого ESG-бума было две причины. Первая – это собственно экологические и социальные проблемы, внимание общества к ним. Вторая – приток капитала обеспечивал рост доходности вложений, поскольку зеленые компании дорожали, а это, в свою очередь, усиливало приток капитала.

Интересное исследование провели Любош Пастор из Чикагского университета и Роберт Стамбо и Люциан Тейлор из Университета Пенсильвании. Они поделили компании на, условно говоря, зеленые и коричневые и показали, что последние 10 лет зеленые активы приносили большую доходность, чем коричневые. Это позволяло ESG-фондам говорить инвесторам: если вы дадите нам деньги, то и дополнительную доходность получите, и поможете решению экологических и социальных проблем.

Но это была скорее краткосрочная доходность, обусловленная притоком денег. Сейчас ситуация меняется. Людей все больше беспокоят другие проблемы: высокая инфляция, возможный голод, подорожавшие энергоносители; растут процентные ставки и стоимость финансирования. Капитализм очень любит деньги, и чем больше будет расти доходность «коричневых» активов, тем больше денег в них будет вкладываться. В следующие 10 лет инвестиции в «чистые» компании будут, вероятно, менее выгодными, чем в «грязные», поэтому инвесторам придется жертвовать доходностью ради того, чтобы поддержать устойчивое развитие.

Но это временное явление – тренд на инвестиции в «чистый» бизнес не исчезнет и еще усилится в будущем. При всей любви к деньгам инвесторы были готовы покупать облигации, которые выпускаются для финансирования зеленых проектов, даже если по ним выплачивался меньший процент, чем по обычным облигациям того же эмитента. Другой пример, который показывает, что инвесторам не все равно, как «пахнут деньги», – это исследование Харрисона Хонга из Принстонского университета

и Мартина Касперчика из Университета Нью-Йорка. Они изучили доходность компаний так называемых отраслей греха (игорный бизнес, табачная, алкогольная и т. д.) и обнаружили, что эти компании приносили более высокую доходность, чем рынок акций в среднем. То есть инвесторы готовы терять, но не инвестировать в отрасли греха.

 

Озеленение бизнеса или гринвошинг?

Очень трудно определить, когда компания вкладывает в устойчивое развитие, а когда мимикрирует под эти стандарты, занимается гринвошингом. Классический пример – история с трубочками McDonald’s, который отказался от пластиковых трубочек, заменив их бумажными. Но потом оказалось, что эти бумажные трубочки тоже не перерабатываются.

Общепринятых стандартов и критериев ESG пока не существует. Кредитные рейтинги стран и компаний у «большой тройки» рейтинговых агентств (S&P, Moody’s, Fitch) обычно слабо отличаются или совпадают. А вот ESG-рейтинги одних и тех же компаний могут сильно отличаться в зависимости от того, какое агентство их присвоило. Должно пройти время, чтобы появились общие стандарты.

Также нужны механизмы, система бонусов, которая стимулировала бы менеджмент заниматься именно ESG-проектами, а не гринвошингом. Для этого можно использовать систему отложенных бонусов. Они выплачиваются по частям в течение 3–7, а то и 10 лет, что позволяет оценить эффект от работы менеджера, например, действительно ли снизились выбросы в атмосферу или он просто раздувал показатели ради получения бонуса.

 

Зеленые риски центробанков 

Центральные банки ищут способ внести вклад в решение экологических проблем. Обсуждаются разные инструменты, например снижение требований к капиталу коммерческих банков при кредитовании зеленых проектов. 

Но несмотря на важность зеленой повестки для общества, мне кажется, что она не относится к мандату центральных банков. В него включены обеспечение стабильности банковской системы, поддержание инфляции на целевом уровне и стабилизация бизнес-циклов, чтобы не было сильных перепадов между бумами и рецессиями. Ничто из этого напрямую не связано с климатической повесткой, увлечение которой может политизировать центральные банки.

В обществе нет единого мнения, насколько активно нужно стимулировать зеленую экономику. У политических партий разные позиции. И если центральный банк начинает по-разному регулировать займы, создавая особые условия для зеленых кредитов, он рискует стать политическим органом, который отражает повестку одной из партий.

За прошедшие десятилетия стало ясно, насколько важно, чтобы центральный банк был независимым и аполитичным органом. Независимо от того, кто находится у власти, мы все хотим, чтобы была низкая инфляция и не было банковских кризисов. Поэтому важно, чтобы центральный банк сохранял независимость. Как только он теряет ее, это приводит к большим проблемам в экономике.

 

Почему стоит учиться на финансиста

Наверное, бум в сфере финансов был до мирового финансового кризиса, но тем не менее это по-прежнему высокооплачиваемая работа, на финансистов высокий спрос. 

Мне кажется, что сохранится большой спрос на навыки по анализу данных, по обработке массивов данных. И какую бы вы профессию ни выбрали, в эти навыки стоит проинвестировать.