Подкаст

Профессор РЭШ Алексей Горяев и партнер мультисемейного офиса FP Wealth Solutions, выпускник РЭШ (MAE'2004) Алексей Дебелов

15.06.2021 (Выпуск 11. Сезон 2)

Таймкод

 

2.00 - Как это работает

3.10 - Человек или алгоритм: что меняют компьютеры

6.20 - О чем говорит падение акций металлургических компаний после заявления вице-премьера об их сверхприбылях и «нахлобучивании»

7.51 - Как пользоваться знаниями рынка

10.11 - Насколько эффективны рынки

13.25 - Что делать частному инвестору

15.57 - Почему почти никто не обыгрывает рынок

18.37 - Активные или пассивные инвестиции

20.18 - История GameStop как пример эффективности рынка

22.48 - Что еще делать частному инвестору

26.28 - Как рациональные инвесторы помогают надувать пузыри

29.30 - Как лопаются пузыри

31.05 - Почему рынкам не всегда верят

32.18 - А сейчас на рынке пузырь?

37.00 - Об использовании возможностей рынков в денежно-кредитной политике

Описание

Финансовые рынки обладают удивительными возможностями. Иногда они каким-то образом разгадывали загадки, находили ответы на важные вопросы, порожденные резонансными событиями. Например, в 1954 г. Армен Алчиан на основании общедоступных данных – биржевых котировок – выяснил, какой элемент использовался в американской бомбе. Им оказался литий. Работу Алчиана тогда сочли угрозой национальной безопасности и уничтожили. А в 1986 году рынок определил виноватого в катастрофе космического шаттла «Челленджер» – в тот же день его акции упали. Ученые нашли объяснение, почему шаттл взорвался через две недели, а президентская комиссия через несколько месяцев подтвердила эти выводы.

О том, что и откуда знают рынки, какой информацией они делятся с нами, всегда ли они оказываются правы, какие возможности открывают современные технологии и как вести себя рядовому инвестору, рассуждают профессор Российской экономической школы Алексей Горяев и партнер швейцарского мультисемейного офиса FP Wealth Solutions Алексей Дебелов в очередном выпуске подкаста «Экономика на слух».

 

Второй сезон подкаста выходит при поддержке Россельхозбанка.

Тезисы

Как это работает

Здесь ключевое слово – это информация. Рынки и агрегируют информацию, закладывают это в цены. У каждого человека есть свой кусочек информации. И это самое интересное: как из этих разрозненных кусочков в итоге получается та самая цена, которая, как мы считаем, является эффективной.

О возможностях компьютеров

Главное – ум, его никто не отменял. Что в докомпьютерную эпоху, что сейчас. Сейчас, наоборот, опасность в том, что есть какая-то иллюзия, что компьютеры, искусственный интеллект могут все. На самом деле, за каждым алгоритмом стоит программист.

В 2020 году, когда произошла неожиданная сильная просадка рынка, потом не менее неожиданное, быстрое восстановление, именно в этот нестандартный момент алгоритмы дали сбой.

 

Алексей Дебелов:

Эффективный алгоритм вытесняет неэффективный, но на рынке еще остается достаточно неэффективности, ведь рынки созданы из людей. Поэтому в 2013 году Нобелевскую премию по экономике дали одновременно Юджину Фама, стороннику эффективности, и Роберту Шиллеру, апологету неэффективности рынков, стороннику поведенческого подхода к их изучению.

Не стоит доверять управляющим, которые обещают звездные результаты. У самого успешного MedallionFund средняя доходность за 30 лет почти 40% после комиссий, но доля прибыльных сделок – 50,7%. Ни о каком надежном угадывании направления рынка речи не идет. Но разница между 50,7 и 49,3 на миллионах сделок складывается в миллиарды.

Постоянно идет развитие технологий и конкуренция алгоритмов, железа. Так что окончательно решить рынок, чтобы получать высокие прибыли без риска, не удастся никому.

 

Что делать частному инвестору?

Простым инвесторам очень сложно обогнать рынок. Если вам это интересно, вы готовы тратить на это время, разбираться – наверное, можно попробовать. Гораздо более простой и понятный подход: вкладывать в индекс. Многие уважаемые инвесторы, в том числе Баффетт, рекомендуют.

Когда говорят про пассивные инвестиции, это не совсем для «чайников». Рынков, индексов очень много. Все равно нужно разбираться, во что вы инвестируете: облигации или акции, какой индекс вы выбираете. Например, соотношение облигаций и акций зависит от вашего отношения к риску и от горизонта. В любом случае, требуется какое-то вовлечение.

 

Алексей Дебелов:

Частному инвестору не надо заниматься тем, где у него нет информационного преимущества. Фондовые рынки – это машина для обработки информации. Если у вас нет ценной информации, вы – товар. Вы приносите деньги, которые зарабатывают другие.

Последние исследования из Бразилии показали: 97% людей, которые занимаются дэй-трейдингом, теряют деньги.

Задача «защитных» инвесторов – получить адекватную доходность при минимальных затратах времени и сил. Для них лучший выход – индексные ПИФы. Но решение, сколько вы вложите в акции, сколько в облигации, сколько в остальные активы, определяет ваш результат гораздо сильнее, чем то, в какие именно акции вы вложите. Здесь главное – отталкиваться от приемлемого для вас риска, а не от какой-то желаемой доходности.

 

Пассивные или активные инвестиции

Информация уже заложена в цены – поэтому, каким бы умным вы не были, за счет чего вы сможете обыграть рынок? Вы или должны выбирать акции, которые вырастут больше других, или вовремя выходить в кэш, когда рынок падает. Звучит очень легко, но на практике добиться этого безумно сложно. Систематически почти никому не удавалось. Можно по пальцам пересчитать. Это тоже считается косвенным доказательством эффективности рынка.

Подавляющее большинство показывают доходность, очень близкую к индексу, и в среднем отстают на уровень своих комиссий. Этим и объясняется интерес инвесторов к простым, дешевым, прозрачным индексным фондам. Уже начинают беспокоиться, не слишком ли высока эта доля.

Что будет, если все станут пассивными инвесторами, перестанут анализировать информацию, а будут просто повторять индекс? Есть парадокс Гроссмана-Стиглица, он разрешается так: повышаются стимулы для активных инвесторов. Когда цены перестают быть информативными, резко возрастает ценность информации. Те, кто продолжат анализ и увидят, что цены, допустим, завышены, смогут на этом больше заработать. Так что есть какое-то равновесие, и нам еще далеко до него.

Очень важную роль в том, что так много людей пошло на фондовый рынок, играют СМИ, реклама. Инвесторы стремятся приобрести опыт. Они пообжигаются и придут к другому подходу, к пассивным долгосрочным инвестициям. К сожалению, многие, получив прививку, уходят с рынка.

Об уроках GameStop

Несколько тысяч людей ненадолго объединились, сумели разогнать цену, потом все вернулось на круги своя. Питали иллюзию, что можете держать рынок? Нет, не можете. Некоторое время можно манипулировать, но в итоге подтвердилось, что это слабая компания, и где она сейчас?

Разорение хедж-фондов – это, скорее, пример эффективности рынка. Хорошая иллюстрация того, что, если ты берешь высокие риски, будь готов к таким результатам.

О пузырях…

Если все такие умные и рациональные, торговли просто не будет. Если все всё знают, кто с кем будет торговать? Так что для равновесия важны и рациональные, и нерациональные инвесторы.

Мы играем не один раз, торговля повторяется каждый день, и рациональный трейдер, наблюдая, как на рынке раздувается пузырь, вполне рационально может решить: «Да, это пузырь, я тоже на нем проедусь и, надеюсь, вовремя с него соскочу». Если рациональные агенты присоединятся к пузырю, то они тоже будут ему способствовать.

Те рациональные трейдеры, которые в 2005-2006 гг. пытались играть против пузыря на рынке ипотеки, проигрывали год за годом. И только те немногие, кто угадал момент, кто дождался и вовремя выбрал момент для игры на понижение, выиграли.

Важен сам факт, что пузырь надут. Чем больше он надувается, тем менее прочным становится. Если бы мы знали, когда он лопнет, наверное, смогли бы на этом заработать. Накапливается какой-то критический объем информации. Но точно вам никто не скажет.

 

Алексей Дебелов:

Рынки нерациональны, они составлены из людей, которые слишком заносят оптимизмы или пессимизмы, и ресурсов арбитражеров, которые стоят против этого, их пока недостаточно. И возможно, их никогда не будет достаточно, чтобы компенсировать эти избыточные движения.

Пузыри надуваются достаточно регулярно, но их идентифицировать достаточно сложно. Как показал анализ, из 40 случаев за 90 лет в США, 21 оказался пузырем, когда акции упали на 40% и больше, в течение следующих 12 месяцев, а 19 оказались не пузырем и рост продолжался.

Пузыря на глобальных рынках акций я сейчас не вижу. Сейчас рынок акций, на самом деле, дешев относительно исторических уровней, даже в США. Его надо сравнивать с доступными альтернативами, в первую очередь, облигациями, а не с рынком акций 20-30-40 лет назад. 40 лет назад доходность 10-летних гособлигаций в США была 15%, а сейчас 1,5%. В этой ситуации странно требовать, чтобы акции стоили относительно прибыли так же, как тогда.

 

И борьбе с ними…

До 2008 года у регуляторов было стойкое убеждение не идти против рынков. После кризиса победило мнение, что все-таки регулятор должен обращать внимание на пузыри. Но, кажется, это на словах. Сейчас те же предпосылки для пузыря, что были до 2008 года.

Есть такая иллюзия, что есть гуру – Алан Гринспен или Уоррен Баффетт, те, кто знает, это – пузырь. Никто не знает полностью, у каждого свой кусочек информации. Чем хорош рынок: если ты действительно веришь в свой кусочек информации, иди и торгуй. И тогда из разных кусочков как раз и складывается какая-то равновесная цена. Равновесная, конечно, не значит – справедливая, и вполне нормально то, что такие циклы происходят.

Одна из причин, почему кризис 2008 года был таким сильным, была иллюзия регуляторов в том, что они нашли способ обойтись без кризиса. В итоге, сдерживая его, они довели ситуацию до того, что структурные проблемы накопились в таком масштабе, что получился суперкризис.

После кризиса 2008 года Центробанки считают важным бороться с пузырями. Можно через денежно-кредитную политику влиять на сбережения людей.

Самая важная и тонкая материя, которой могут оперировать центробанки, это ожидания, они очень сильно влияют на текущие решения, особенно долгосрочные, скажем, по инвестициям, по сбережениям населения. Наш финансовый мегарегулятор в этом смысле выглядит очень современно и тоже работает над формированием правильных ожиданий.

 

Тезисы подготовлены Борисом Сафроновым