Книжная полка: история кризисов, финансового безумия и ошибок

16.05.2022

Мир балансирует на грани кризиса, который может оказаться самым значительным экономическим потрясением со времен Великой депрессии и привести к куда более серьезным переменам, нежели мировой финансовый кризис. Мы собрали посвященные кризисам книги, большинство которых взяли с «книжных полок» представителей сообщества РЭШ, – об истории экономических потрясений, их причинах и последствиях, о том, как все проморгали очередной кризис, думая, что «на этот раз все будет иначе», а оказалось «и вот опять».

 

Уроки истории

Книга главного экономиста Всемирного банка Кармен Рейнхарт и профессора Гарвардского университета Кеннета Рогоффа так и называется – «На этот раз все будет иначе. Восемь веков финансового безумия». Они написали настоящий «гид» по истории кризисов, собрав данные об инфляции, обменных курсах, ВВП и т. д. десятков стран за сотни лет. Книга (ее рекомендует профессор РЭШ Олег Шибанов) позволяет понять, что кризисы почти неминуемы, их причины объяснимы, а выход из рецессий может оказаться гораздо более медленным, чем мы думаем.

Лучше всего основную мысль книги – синдром «на этот раз все будет иначе» – иллюстрирует приведенное в ней рекламное объявление: «Сегодня каждый инвестор <…> имеет в своем распоряжении инструменты для получения фактов. Фактов, которые, насколько это в человеческих силах, абсолютно исключают ущерб от спекуляции и заменяют его твердыми принципами инвестирования». Оно было опубликовано 1 сентября 1929 г., за два месяца до «черного вторника» – биржевого краха, который обернулся Великой депрессией.

В те дни никто не верил, что падение рынка предвещает катастрофу. The Wall Street Journal писала: «Ценовая динамика основной массы акций вчера продолжала демонстрировать тенденцию к росту, временно приостановленную в связи с технической переоценкой». О событиях тех лет подробно рассказывается в книге американского экономиста Джона Кеннета Гэлбрейта «Великий крах 1929 года». Он вспоминает историю финансовых «пузырей», рассказывает о том, как экономика США двигалась к пропасти и что могло столкнуть ее в эту пропасть.

О тех же событиях – бестселлер инвестбанкира и писателя Лиаквата Ахамеда «Повелители финансов: Банкиры, перевернувшие мир» (рекомендована  профессором РЭШ Константином Егоровым). Именно эту книгу советовал читать бывший глава ФРС Бен Бернанке, чтобы лучше понять глобальный кризис. Это повествование о главах центральных банков США, Великобритании, Франции и Германии, которые век назад пытались предотвратить Великую депрессию.

В начале 21 века мир снова не заметил, как оказался на краю пропасти. «Когда в 2007 г. и начале 2008 г. над экономикой США начали сгущаться тучи, экономистов часто спрашивали, возможна ли очередная депрессия или даже глубокая рецессия. Большинство <…> инстинктивно отвечали решительным НЕТ!» – вспоминает нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц в книге «Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса».

Почитать о том кризисе Константин Егоров рекомендует в книге уже самого Бена Бернанке «The Courage to Act: A Memoir of a Crisis and its Aftermath» («Мужество, чтобы действовать: Воспоминания о кризисе и его последствиях»). Он рассказывает, как впервые попал в ФРС. Как в самом начале кризиса открыл огромную книгу со своими должностными инструкциями и нашел там только одно предложение с предписанием, как действовать в подобной ситуации.

Тем же, кто предпочитает «детективное» чтиво, Олег Шибанов рекомендует книгу финансового журналиста Майкла Льюиса «Большая игра на понижение. Тайные пружины финансовой катастрофы». Многим она знакома по художественному фильму.

 

Уроки психологии

И все же как власти и финансисты умудрились проморгать кризис? Ведь, казалось, все указывало на его приближение: «пузырь» на рынке недвижимости, необеспеченные ипотеки, чрезвычайно усложнившаяся и ставшая совершенно непрозрачной система финансовых инструментов, перегрев рынка и проч. Свой ответ на этот вопрос предлагает в книге «After the Music Stopped» («После того, как музыка смолкла», ее рекомендует Константин Егоров) профессор Принстонского университета и бывший заместитель председателя ФРС Алан Блайндер. Все видели риски, но они казались чужой проблемой, объясняет он. Блайндер пытается показать, как в США появилась система передачи ответственности, почему ее не было раньше и как предотвратить такую катастрофу в будущем.

«Почему никто ничего не замечал до того, как все беды – крах банков, увольнения, взыскания на купленные в ипотеку дома – не накрыли нас с головой?» – задаются вопросом и два нобелевских лауреата Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер в своем знаменитом бестселлере «Spiritus Animalis, или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма» (эту яркую книгу рекомендуют прочитать профессора Евгений Яковлев и Олег Шибанов). «Чтобы понять экономику, надо выяснить, как ею движет иррациональное начало», – пишут Акерлоф и Шиллер, обращаясь к идеям Джона Мейнарда Кейнса.

Книга полна примеров иррационального поведения людей и рынков (также можно прочитать другую книгу Шиллера – «Иррациональный оптимизм. Как безрассудное поведение управляет рынками»). Именно живого человека, о котором пишут Акерлоф и Шиллер, не хватало в моделях, на основе которых строились прогнозы тех лет. В этом признается человек, которого многие винят в мировом финансовом кризисе, – легендарный глава ФРС Алан Гринспен в книге «Карта и территория. Риск, человеческая природа и проблемы прогнозирования».  

В «Spiritus Animalis» рассматриваются пять проявлений иррационального начала и их влияние на экономику: доверие, справедливость, злоупотребления и недобросовестность, денежная иллюзия и то, как наши представления о действительности переплетены с историями из жизни. Авторы убеждены, что в спокойные времена государству не нужно активно вмешиваться в свободную рыночную экономику. Но все меняется, когда экономика входит в кризис: тогда государство должно помочь ей вернуться к равновесию. «И если удастся избежать серьезных спадов и вопиющей несправедливости, рыночная экономика, благодаря которой добились процветания многие миллионы и даже миллиарды, будет развиваться и дальше во благо еще большего числа людей», – пишет в предисловии Шиллер.

 

Уроки кризиса

Сложно отделить кризис от его причин. Вскоре на GURU появится отдельная «полка» с книгами о фундаментальных проблемах современной экономики, капитализма, общества. И все же на «кризисную полку» стоит поставить хотя бы две книги о том, как и почему целые цивилизации оказывались в кризисе и даже гибли.

В книге «Коллапс. Почему одни общества приходят к процветанию, а другие – к гибели» (рекомендация профессора РЭШ Герхарда Тевса) исследователь Джаред Даймонд разбирает примеры цивилизационных коллапсов, например исчезновение городов майя, упадок общества на острове Пасхи, поселений викингов в Гренландии и др.

Что могло привести к описанным в книге кризисам и почему кризис обернулся коллапсом? Даймонд выделяет пять основных факторов:

 – разрушение окружающей среды;

 – изменение климата;

 – враждебные соседи;

 – уменьшение поддержки со стороны дружественных соседей;

 – реакция общества на проблемы, будь то экологические, политические или социальные. 

Первые четыре фактора не обязательно приведут к катастрофе, если общество правильно реагирует на возникающие проблемы. Если же оно не готово осознать их, его ждет коллапс, неизбежность которого оно может даже не замечать. «О чем думал житель острова Пасхи, рубивший последнюю пальму?» – задает вопрос студент Даймонда. Ответ на этот вопрос актуален для нас и сегодня.

Свой ответ на фундаментальные причины кризисов предлагают авторы бестселлера «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты» известные экономисты Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон (рекомендована ректором РЭШ Рубеном Ениколоповым).

Главную причину процветания и бедственного положения или даже краха обществ Аджемоглу и Робинсон видят в политических и экономических институтах. Институты бывают хорошие и плохие: инклюзивные институты позволяют всему обществу пользоваться благами развития, экстрактивные – нацелены на извлечение элитами ренты. Страны с инклюзивными институтами процветают, с экстрактивными – прозябают и гибнут. Ключом к возникновению правильных экономических институтов являются политические институты. Чтобы вырваться из порочного круга экстрактивности, нужно изменение политического режима – «вот где ключ к выходу из бедности и в конечном счете ключ к процветанию». «Экономический рост будет происходить, только если его не удалось заблокировать тем, кто боится от него проиграть и потерять привилегии, на которых основаны их богатство и власть», – пишут Аджемоглу и Робинсон.

 

Уроки прогнозирования

 

«Но кому нужны предсказания погоды? То, что она портится, уже само по себе достаточно скверно; зачем же еще отравлять себе жизнь, узнавая об этом заранее?» Джером К. Джером «Трое в лодке, не считая собаки»

И в завершение о книгах, которые отвечают на вопрос: можно ли верить прогнозам и почему они так часто не сбываются? Иными словами, почему, когда экономика несется к кризису, прогнозы могут обещать процветание или легкую встряску.

О том, как мы заблуждаемся, а что еще хуже – верим в свои заблуждения, книга «A Crisis of Beliefs» («Кризис убеждений», рекомендована Олегом Шибановым) профессора Университета Боккони Никола Дженнайоли и профессора Гарвардского университета Андрея Шлейфера. Большое достоинство книги – моделирование психологического восприятия и попытка унификации подхода. Через психологию объясняются такие явления, как финансовый кризис, кредитные циклы, ошибки в предсказаниях аналитиков и т. п.

О прогнозах также рекомендованная профессором РЭШ Маратом Салиховым книга «Expert Political Judgment» («Экспертное политическое суждение»), написанная Филипом Тетлоком, психологом из Пенсильванского университета. Что нужно для того, чтобы оценить качество геополитического прогноза? Формализация. Тетлок проводит несколько исследований и находит, что способности экспертов предсказывать будущее сильно различаются. Что же объясняет эти различия? Образование, опыт, политическая ориентация – все эти факторы оказались не так важны. Самым важным фактором оказался когнитивный стиль – понятие, описанное в эссе Исайи Берлина «Еж и лиса». Одни эксперты – «лисы», полагающиеся в своих прогнозах на множество различных теорий. Другие – «ежи», стремящиеся все свести к одной организующей идее. Так вот те эксперты, которые ближе к «лисам», а не «ежам», прогнозируют точнее. Разумеется, одним лишь этим наблюдением книга не исчерпывается – в ней приводится немало интересных закономерностей и примеров. Один из таких примеров – распад СССР: в 1988 г. очень немногие эксперты смогли предсказать, что СССР распадется всего через несколько лет.

Если Тетлок верит в способы надежно предсказать вероятность важных экономических, социальных или политических событий, то Мервин Кинг (бывший управляющий Банка Англии) и сэр Джон Кей (первый декан Оксфордской бизнес-школы) с этим не согласны. В книге «Radical Uncertainty» («Радикальная неопределенность») они предостерегают от излишнего доверия математическим моделям и предлагают не полагаться на прогнозы, а создавать устойчивые и гибко адаптируемые процессы принятия решений.

 

Подготовил Филипп Стеркин