Работа в фондовом режиме: как недоверие государства и общества мешают развитию благотворительности в России

23.09.2021

Как государство может помочь благотворительности в России? Не мешать и доверять. Вот лучший рецепт развития благотворительности, считают ректор Российской экономической школы (РЭШ) Рубен Ениколопов и президент Альфа-Банка Олег Сысуев. О благотворительности – новый выпуск подкаста РЭШ «Экономика на слух». 

Слушайте выпуск на нашем сайте, а также во всех подкаст-плеерах, а мы представляем вашему вниманию основные тезисы выпуска.

 

Как появилась «Линия жизни»

Олег Сысуев: Я пришел в благотворительность по двум причинам. Первая – мое прошлое, поскольку я отвечал за социальную сферу в стране (был вице-премьером по социальной политике в двух правительствах. – ред.). Абсолютно падшую. Вторая – просьба моего товарища и акционера Альфа-Банка Михаила Фридмана заняться развитием благотворительности в нашей корпорации. Он побывал в детской больнице, и его друг, главный врач этой больницы, объяснял: смотри, вот бегают дети и если я сегодня не найду денег на лекарства, то, вполне вероятно, завтра этих детей уже не станет. Это произвело большое впечатление на Михаила, он решил и сам вкладывать в благотворительные проекты, и подвигнуть к этому своих партнеров, акционеров «Альфа-групп». Так был создан фонд «Линия жизни», который помогает тяжелобольным детям и которому уже исполнилось почти 18 лет. 

Мы понимали, что соборность российского общества – это миф. Что уровень солидарности в обществе очень низкий. Мы понимали, как общество относится к частному капиталу, к богатым людям, к частной собственности. Никто не скажет тебе спасибо, если ты будешь тратить огромные деньги на благотворительность, скорее будут говорить: «Надо у них вообще все забрать и поделить». Поэтому мы приняли решение создать проект «Линия жизни», который позволил маленькими ручейками наполнять благотворительные фонды. Не вытаскивать деньги у людей, а предоставлять им возможность участвовать в благотворительности.

 

Главное препятствие – засилье государства

Олег Сысуев: Главное препятствие для благотворительности в России – засилье государства. Государство не очень желает соседствовать с благотворительными проектами. Оно всячески желает подмять их.

Другая проблема возникает из-за формальных государственных мандатов в сфере здравоохранения. Лечение почти всех заболеваний, в том числе тяжелых детских заболеваний, формально финансируется бюджетом. И когда мы (зная, что денег не хватает и что даже если они есть на бумаге, то они не обязательно есть физически – и пока их ждешь, ребенок может погибнуть) приносим деньги государству, государство говорит: «Не надо, нас за это накажут». Руководители на местах боятся принимать пожертвования. 

Рубен Ениколопов: Благотворительность – это в какой-то степени замена государства. С той разницей, что когда вы занимаетесь благотворительностью, то можете контролировать, на что идут деньги, а когда те же задачи решает государство, у вас такой возможности нет.

Но в России благотворительность – не финансирование какого-то проекта под давлением, по просьбе государства, а самостоятельная – плохо воспринимается. В США люди гордятся тем, что поддерживают фонды, и часто они носят имена богатых людей. В России же богатые люди очень часто скрывают, что поддерживают какой-то фонд.

Олег Сысуев: То, как государство относится к социальной ответственности, иллюстрирует одна история. Руководителю федерального округа пришло письмо с просьбой помочь компьютерами детскому дому, и он на этом письме написал Петру Авену: «К исполнению».

 

Богатство, культура и благотворительность

Рубен Ениколопов: Чтобы заниматься благотворительностью, надо иметь возможность себе это позволить. Конечно, благотворительностью занимаются и люди не очень большого достатка, но исследования показывают, что объем денег, который выделяется на благотворительность, очень четко связан с доходами. В богатых странах люди и корпорации могут себе позволить больше заниматься благотворительностью, чем в более бедных странах.

Влияет на масштабы благотворительности и культура. В англосаксонских странах частная благотворительность составляет более 2% ВВП, в других – не больше 1%, а в России – до 0,5%.

 

Импульсивно, быстро и не всегда эффективно

Олег Сысуев: Чтобы выбрать, какой благотворительный фонд поддержать, надо внимательно изучить его работу. Есть ли сайт у этого фонда, как часто он публикует отчетность и т. д. У нас с этим в обществе беда, люди не станут этого делать. 

Это ментальная проблема, свойственная и обществу в целом, и государству, и его руководителям. Мы хотим здесь и сейчас. Мы не живем длинными и даже средними горизонтами, у нас все время реактивная реакция. Раз – и послали войска, раз – и отдали деньги человеку, стоящему у выхода из метро.

Рубен Ениколопов: Есть две гигантские проблемы. Первая – очень короткий горизонт планирования. Поэтому большая часть пожертвований – импульсивные: увидели в «Азбуке вкуса» коробочку для пожертвований и бросили туда деньги. Редко люди тщательно обдумывают, какие цели считают наиболее важными, какие направления благотворительности будут поддерживать. 

Вторая проблема – отсутствие доверия. С одной стороны, люди не доверяют фондам и поэтому предпочитают дать нищему на паперти. С другой – правительство не доверяет обществу и хочет все контролировать.

Но важно не только доверие, уверенность, что деньги не разворуют и они дойдут до конечного адресата. Целевое использование еще не означает эффективное. Поэтому в крупнейших мировых фондах проводят эксперименты, проверяют, какие виды поддержки наиболее эффективны. Например, в одних школах вкладывают в учителей, в других – в учебники и в зависимости от результата направляют финансовые потоки. 

 

Угроза законом

Рубен Ениколопов: Мы, Российская экономическая школа, не можем взять деньги у собственных выпускников, если они уехали и работают, скажем, в Лондоне. Потому что это создает риски признания иностранным агентом. Не приведи господь, наш выпускник нам поможет, какой ужас! По тем же причинам мы не можем выигрывать гранты на международные проекты. Это, конечно, огромная проблема.

Посмотрим еще, как ударят по нам поправки о просветительской деятельности. Нам еще не объяснили, как мы пострадаем от этого закона, но легче нашу жизнь он точно не делает.

 

В чем польза эндаументов

Рубен Ениколопов: Все, что связано с высшим образованием, требует долгосрочных вложений. И самым устойчивым и надежным источником такого финансирования являются эндаументы. Вы даете определенную сумму, она вкладывается в ценные бумаги, депозиты и пр., и на прибыль от этих вложений существует организация. У ведущих мировых университетов до трети всего финансирования – именно эндаумент, который позволяет им стабильно развиваться десятилетиями, а некоторым и столетиями. Например, Гарварду плата студентов за обучение приносит примерно 20% бюджета, основные деньги – это благотворительность.

 

Цифровизация как точка роста

Олег Сысуев: Альфа-Банк – один из лидеров в области цифровизации и автоматизации. Еще 17 лет назад мы вместе с благотворительным фондом CAF и «Линией жизни» внедрили в нашу банковскую сеть программу Give As You Earn – «Отдай, когда ты заработал» (компьютерная программа позволяет сотрудникам Альфа-Банка перечислять часть зарплаты на лечение тяжелобольных детей. – ред.).

Другой пример цифровизации – программа, которая позволяет человеку выбрать животное, которое можно взять, или пожертвовать деньги на приют. Как показал опрос, многие люди предпочитают поддерживать именно бездомных животных. 

Рубен Ениколопов: Цифровые технологии решают две проблемы. Первая – снижение транзакционных издержек: через мобильное приложение очень просто пожертвовать деньги на конкретные нужды. Вторая – увеличение прозрачности благодаря цифровому следу: я теперь знаю конкретную собачку, которой помогаю. И это может частично решить проблему дефицита доверия, о которой мы говорили.

 

Что будет с благотворительностью 

Рубен Ениколопов: Обе проблемы – нехватка доверия и короткий горизонт планирования – медленно, но решаются. Могли бы быстрее, если бы была немного другая обстановка в стране. Доверие растет благодаря ведущим фондам. А увеличению горизонта планирования способствуют системная работа фондов и проекты, которые дают долгосрочную отдачу. Благотворительность будет смещаться от импульсивной поддержки больного ребенка к поддержке системы здравоохранения, образования, науки или культуры. Ведь если на ваши деньги создадут вакцину, вы спасете на несколько порядков больше жизней и детей, и взрослых, чем если будете давать деньги конкретному ребенку.

Олег Сысуев: Взгляд оптимистичный, но, как говорят англичане, hope is not a strategy. Надеюсь, что главная задача – уменьшение влияния государства и раскрепощение общества – будет решаться.

Рубен Ениколопов: Общество должно повзрослеть. Не ждать, что папа в виде государства ему поможет, а понять, что свою судьбу надо брать в свои руки и самим проактивно развивать среду вокруг себя – так, чтобы она стала комфортной. Надо перестать надеяться, что кто-то за вас решит ваши проблемы.