Статья

Почему хорошее знание физики открывает большие возможности в финансах

В РЭШ прошла лекция «Физики и лирики в финансах» Кирилла Ильинского, управляющего партнера Fusion Group и автора более 40 научных публикаций по применению теоретической физики в финансовом моделировании

Почему у физиков получается построить успешные карьеры в финансах и есть ли в финансах место лирике? Красной нитью – от Аристотеля до формулы Блэка-Шоулза, Санта Фе и Голдман Сакса – многие прорывы в финансах совершались людьми с техническим образованием и аналитическим складом ума. Об этом в своей лекции рассказал Кирилл Ильинский, кандидат математических наук, автор научных публикаций по применению теоретической физики в финансовом моделировании, работал в Chase Manhattan и JP Morgan, основатель компании по управлению активами Fusion Asset Management. Мы публикуем выдержки из лекции. 

Первые пересечения наук

В IV веке до н.э. Аристотель создал науку в том виде, в котором мы во многом знаем ее сегодня. У него были отдельные труды по экономике и по физике, но с тех пор в развитии социальных и естественных наук сформировалось единство методов, благодаря чему появлялись и продолжают появляться интересные комбинации и аналогии, а социальные дисциплины развиваются через понятия и предметы из точных наук.

Хотя экономисты в силу своего образования рассуждают в своей работе обычно совсем не так, как это принято у физиков, исключения случались и ранее. Например, великий американский экономист Ирвинг Фишер, чьими учителями были социолог Уильям Грэм Самнер и физик, один из создателей статистической физики и термодинамики Джозайя Уиллард Гиббс. Фишер внес огромный вклад в развитие теории общего экономического равновесия и предельной полезности, а свои теории он демонстрировал на физических системах. Так, во время защиты докторской диссертации он проиллюстрировал изменение равновесной цены под влиянием изменения спроса и предложения на гидравлической установке.

В наши дни

Однако массово физиков в финансы привлекло качественное изменение индустрии, которое случилось около 30 лет назад. Именно тогда начали появляться сложные финансовые продукты, и возникла необходимость создания комплексных моделей, требовавших достаточно широкого аппарата.

С 1990-х годов финансовый мир оказался очень близок по своему содержанию к тому, что изучают физики: реальные системы, системы многих степеней свободы, с множеством случайностей, нелинейностями и т.д. Сходство наблюдается и в практическом вопросе относительно предмета исследования (что надо исследовать), и в ожидании практического ответа по результатам его проведения (что требуется в результате, что нужно получить). Отдельные агенты со своими желаниями, приоритетами и ожиданиями, взаимодействие между агентами и неопределенность в экономике или на финансовом рынке очень похожи, например, на молекулярно-кинетическую теорию и термодинамику. И там, и там есть место принципу детального равновесия.

В 1995 году началась волна междисциплинарных исследований, и появилось сразу несколько интересных работ людей, которые оставались работать физиками в академии, но обратили свой интерес к финансово-экономическим задачам, работать с которыми проще людям из научной среды, чем практикам. В частности, они старались понять производные финансовые инструменты: как о них думать, как выстраивать более сложные процессы торговли и т.д.

Люди из точных наук обладают уникальным набором знаний, который нельзя получить никак иначе: сделать из физика экономиста можно, а наоборот – нет. И сегодня это позволяет физикам добиваться больших успехов в таких направлениях финансов, как трейдинг, риск-менеджмент, казначейство и многие другие.

Смотрите видеозапись лекции здесь.

Больше о программе «Мастер финансов» – тут.