Утечка мозгов или выигрыш от миграции?

27.10.2022

Глобализация сделала мир более открытым, дав людям возможность учиться и работать за рубежом. Но утечка мозгов не может не беспокоить политиков, особенно развивающихся стран, в которых человеческий капитал, как правило, в дефиците. В новом выпуске «GURU.Словаря» мы расскажем, что такое утечка мозгов и как она влияет на экономики стран-доноров. Спойлер: не все так однозначно, как кажется на первый взгляд.

 

Термин «утечка мозгов» был введен Британским королевским обществом во время массового отъезда ученых из Великобритании в США и Канаду в 1950-е – 1960-е. Название закрепилось, и с тех пор миграцию высококвалифицированных кадров, уже получивших образование у себя в стране, так и стали называть. Как правило, эти люди уезжают из развивающихся стран в развитые, и на них приходится большая доля в общей миграции. Так, среди людей с высшим образованием эмигрантов в 3,5 раза больше, чем среди людей со средним образованием.

Растет ли утечка мозгов? В абсолютных значениях – да, но растут и уровень образования в странах-донорах, и население в целом. Поэтому в относительных величинах она остается достаточно стабильной. С 1960 по 2010 г. количество квалифицированных мигрантов в мире выросло с 74 млн до 188 млн человек в год, но в общем населении планеты доля мигрантов увеличилась лишь с 2,7 до 2,8%. 

Какие факторы способствуют утечке мозгов? Исследования показывают, что страны с маленьким населением чаще страдают от оттока человеческого капитала. Среди других факторов выделяют религиозную фрагментацию, политическую нестабильность и низкий уровень человеческого капитала. Кроме того, влияет фактор неравенства, обнаружил профессор Гарварда Джордж Борхас, изучив эмиграцию в США: если ожидаемые доходы на родине и в США положительно скоррелированы и неравенство в США выше, чем на родине, то переехать хотят наиболее квалифицированные работники. Если неравенство ниже, чем на родине, то эмигрировать будут стремиться менее обеспеченные люди. Помимо этого опросы выпускников учебных заведений показывают, что стремление к большему доходу и карьерным перспективам является наиболее важным фактором утечки мозгов. 

 

Сколько ученых потеряла Россия?

Оценить утечку мозгов из России в 1990-е непросто, пишет профессор Университета Массачусетса в Амхерсте Ина Гангули. Количество уехавших ученых с 1993 по 1996 г. в разных источниках варьировалось от 7000 до 30 000–40 000. Гангули ссылается на исследования с официальными оценками, согласно которым к 1993 г. число исследователей в Академии наук сократилось по сравнению с 1991 г. на 6,5%, в области промышленной науки и техники – на 31%, в высших учебных заведениях – на 35,2%. 

Сама Гангули провела анализ на основе публикаций российских ученых до и после распада Советского Союза в лучших советских и русскоязычных журналах в базе WoS (при этом она выделила именно тех, кто остался в науке). По адресам ученых она определила, кто уехал из России. Почти половина эмигрантов в выборке отправились в Соединенные Штаты, за ними следуют Германия и другие страны Западной Европы. После 1991 г. доля эмигрировавших росла, хотя примерно в 1997 г. отток начал замедляться. К 2005 г. 14% выборки составляли эмигранты (Гангули не учитывала возвращающихся ученых). 

 

Минусы и плюсы утечки мозгов

Как отток квалифицированных кадров влияет на страну-донора? На первый взгляд потери выглядят очевидными: эти страны лишаются человеческого капитала и несут издержки на образование людей, которые потом уезжают. Есть и побочные последствия. Так, в России эмиграция ученых способствовала снижению инвестиций в науку. Еще один пример – отъезд медиков из Африки, как показывают некоторые исследования, негативно сказывается на здоровье детей. Впрочем, другие исследования показывали, что эффект незначительный. 

Но могут ли быть положительные эффекты от миграции? Оказывается, да, и это явление носит название «приток мозгов» (brain gain). Миграция может способствовать росту человеческого капитала внутри страны: люди решают получить образование, чтобы в будущем эмигрировать, но не все из них уедут. Эти теоретические модели были подтверждены эмпирическим исследованием на примере Непала. В этой стране набирается контингент для особых войск Британской армии, и, как показало исследование, повышение образовательных требований к солдатам в 1993 г. повлекло за собой рост количества непальцев со средним образованием – при этом только часть из них попали в эти войска.

Но выигрыш появляется не всегда – есть два препятствия. Во-первых, результат зависит от возможностей для эмиграции: если люди не могут свободно уехать, как в случае с Непалом, выигрыш будет и, напротив, чем больше возможности уехать, тем менее позитивным будет влияние на человеческий капитал. Во-вторых, должны быть возможности удовлетворить повышенный спрос на образование. В описанном выше примере про медиков в Африке второе условие не было выполнено: есть ряд ограничений и квот на студентов медицинских вузов и система не может ответить на больший спрос на образование. Обратный пример – Филиппины, которые скорее выигрывают от миграции, расширяя образовательные возможности за счет частных программ. Важно также, чтобы в стране был спрос на человеческий капитал, который она «производит».

Другими каналами положительного влияния могут быть переводы средств семье из-за границы – эти деньги поддерживают родственников эмигрантов, позволяют им получить образование или открыть свое дело. Также важны инвестиции в виде знаний. Например, в районах Филиппин с высокой миграцией наблюдается долгосрочное улучшение институтов.

Яркий пример страны, выигравшей от утечки мозгов, – Индия. В 2010 г. ее правительство заявило, что отток мозгов обернулся притоком инвестиций и экспертов. Так, индийская глобальная диаспора способствовала росту IT-сектора внутри страны. Многие IT-специалисты переехали работать в США и помимо открытия стартапов в Кремниевой долине поддерживали стартапы в Индии. Согласно опросам, индийские предприниматели в США поддерживают связи с Индией и обмениваются информацией об инвестиционных проектах и карьерных возможностях.

Стоит ли политикам создавать барьеры на пути оттока мозгов? Например, известный американский экономист индийского происхождения Ягдиш Бхагвати предлагал ввести налоги с уезжающих квалифицированных работников. Помимо этого некоторые эксперты предлагали вводить кредиты на образование, которые прощались бы, если работник остается в стране. Вторая идея создавала ряд технических проблем, поскольку уровень дефолта по образовательным кредитам высок и у развивающихся стран не всегда есть средства, чтобы осуществлять подобные проекты. В России обсуждались попытки вернуть уехавших ученых, но, как отмечают профессор Государственного университета Мидл Теннесси Андрей Коробков и сотрудница лаборатории по изучению миграции Российской академии наук Жанна Зайончковская, более эффективной политикой было бы поощрение международной интеграции через сформировавшуюся сеть российских ученых за границей. 

В любом случае идеи об ограничении миграции высококвалифицированных специалистов в основном остаются идеями. И не существует однозначного ответа, выигрывают или проигрывают страны от утечки мозгов. Зато совершенно очевидно, что для накопления человеческого капитала необходимо воздействовать на причины утечки мозгов через создание благоприятной среды для самореализации квалифицированных специалистов.

 

Подготовила Анастасия Небольсина