Диалоги

Семен Табанаков: «У экономистов стремление изменить мир к лучшему сочетается с желанием отвечать на интересные вопросы»

24.11.2021

Экономисты должны решать реальные задачи, считает четверокурсник Совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ Семен Табанаков. В интервью GURU он рассказывает о своем пути в олимпиадах, объясняет, как экономика помогает математикам расширять представления о мире, описывает свое дипломное исследование о мобильной игре и обосновывает выбор будущего карьерного трека. 

 

Попасть в нужное время в нужное место 

Я окончил физико-математическую гимназию № 26 в Набережных Челнах. В нашем городе это единственная специализированная школа. У нас было два физматкласса, один из которых состоял полностью из олимпиадников. В него я и попал после специального отбора, нас было около 14 человек. У меня классический для экономиста трек: сначала я занимался математикой – ходил в кружки, ездил в математические лагеря. 

С олимпиадниками в нашей школе занималась Любовь Владимировна Баева. Она учила олимпиадной математике, встраивала нас в олимпиадное движение. В нашем классе было больше уроков математики, чем обычно, и всегда были дополнительные кружки, в которых мы решали сложные задачи. Она давала несравнимо более высокий уровень школьной математики, чем можно было ожидать от школы в городе, где физматобразование практически не развито. Только благодаря ей у меня получилось взять диплом Всероса. Я попал в нужное время в нужное место. 

Начиная с первых классов начальной школы мое участие в олимпиадах поощряла моя мама – именно она делала все, чтобы я занимался в жизни чем-то полезным. Мама сделала так, что я в 1-м классе попал в нужную школу, а после четырех классов – в нужный физматкласс. Она часто ездила с нами на математические турниры, потому что для нашей команды был нужен взрослый сопровождающий. До сих пор помню поездку в Казань на математический турнир в 5-м классе. Интерес к экономике мне привил Игорь Брониславович Юрин, мой репетитор по экономике. Без него я бы не начал выступать на олимпиадах по экономике. 

В 9-м классе я получил диплом Всероса по экономике. По математике в тот год мне его взять не удалось, но в дальнейшем это получилось. Благодаря диплому нервотрепки из-за поступления стало меньше, поэтому 10-й и 11-й классы прошли у меня более спокойно и расслабленно. Ушел прессинг: либо у тебя есть диплом Всероса и ты поступаешь в очень хорошее место, либо диплома у тебя нет и тогда ты идешь в «казино» под названием «ЕГЭ». Теперь я уже сам распределял свое время. Занимался с репетиторами английским, изредка заглядывал в спортзал.

Самым трудным в тот период был стресс, желание не подвести школу и родителей. Это было время постоянных олимпиад, турниров, личных и командных соревнований. Это очень выматывало. Но было очень полезно, и без этого у меня ничего бы не получилось.

Всероссийская олимпиада школьников, 2018 г.

 

Как развивалась идея заниматься экономикой 

Экономикой я заинтересовался, во-первых, потому, что это увеличивало мои шансы получить диплом Всероса по одному из предметов. Во-вторых, в математике слишком много цифр, а мне хотелось думать про людей и их отношения в математических категориях. Кроме того, я начал думать о том, чтобы после университета поступить на PhD по экономике. В итоге я стал заниматься экономикой плотнее и пошел на Совместный бакалавриат РЭШ и ВШЭ (Совбак). 

Выбирая, куда поступать, я рассматривал физико-математические и экономические факультеты, программирование и компьютерные науки. У меня есть небольшой страх, связанный с учебой: мне не хотелось изучать предметы, которые кажутся мне бессмысленными и странными. Хотелось большей гибкости и всестороннего образования. А Совбак устроен по принципу liberal arts: ты можешь выбирать курсы и по максимуму изучать то, что тебе интересно, прослушать множество разных дисциплин и понять, что тебе больше всего нравится. Совбак стал для меня хорошим местом для расширения кругозора, дал возможность перевести свои знания из области математики в экономику и социальные науки. До этого я мало понимал, чем люди занимаются в мире, сейчас понимаю чуть больше. 

Совбак дает базовое представление о том, какие науки что изучают, чем люди занимаются в этом мире кроме математики. В школе я был погружен только в математику, из-за этого сужался кругозор во всем остальном. Откровенно говоря, в школе от олимпиадников по другим предметам не требуют столько же, сколько от остальных. Все понимают, что олимпиадники защищают честь школы. Это приводит к тому, что ты в буквальном смысле знаешь только математику, а остальное приходится изучать самостоятельно. При этом с социальными науками в региональных школах есть проблемы. В итоге на что-то еще уже не хватает сил, к тому же ты можешь думать: я математик, а математика круче всего, зачем заниматься чем-то еще? 

В школе у меня было мало представления о том, что такое экономика. Вся олимпиадная экономика в школе состоит из решения задач. В университете экономика устроена иначе. Здесь мы тоже решаем задачи, но при этом всегда отвечаем на вопрос «почему?». Нам дают модель и спрашивают: почему это так, почему там так, а не иначе, какие у этой модели жизненные предпосылки, какие причины могут стоять за этим предложением, а что, если их ослабить? В школе я думал, что задача – это самоцель, сейчас я думаю, что это необходимое средство. Она позволяет понять, чем ее решение чему-то и кому-то поможет, почему ее раньше никто не решал, какой именно аспект в ней важен. 

У многих экономистов, на мой взгляд, стремление изменить мир к лучшему сочетается с желанием отвечать на интересные вопросы. Это реалистичная цель и задача, а не мечта. Из моего скромного опыта и образования следует, что на все множество утверждений в хороших экономических журналах можно найти критику и контраргументы. Неважно, насколько сильна твоя аргументация в исследовании, у тебя всегда есть ограничения и есть те вопросы, на которые ты не отвечаешь или отвечаешь плохо. Если ты мечтатель, то у тебя может быть overconfidence: слишком сильная уверенность в том, что то, что ты говоришь, – это только так и никак иначе. Лично на меня наибольшее впечатление производят статьи, в которых авторы честно и подробно указывают на слабости и ограничения своего исследования. 

 

Учеба для будущего 

Сейчас я оканчиваю 4-й курс и пишу выпускную работу. Пока это мой главный проект, и я до сих пор не знаю, куда он приведет. Он посвящен мобильной игре «Три в ряд»: в ней игрокам нужно соединять кристаллы одного цвета. Моя цель – ответить на вопросы, почему люди играют в эту игру, что их мотивирует, как они себя в ней ведут, какие методы используют разработчики, чтобы стимулировать их заходить в эту игру и там оставаться. 

Первый путь для исследования – это бизнес-сценарий. Можно попробовать понять, что разработчики могли бы делать, чтобы получать больше игроков и их денег. Второй – это скорее регуляторный сценарий. Здесь можно исследовать то, как люди становятся более зависимыми от этой игры, тратят много денег на заложенные там лотереи: ты открываешь боксы и не знаешь, что там окажется. Попробовать ответить на вопрос о том, что делать с тем, что разработчики пытаются удерживать людей в игре хитрыми манипуляторными способами. Пока на уровне данных сложно понять, в каких случаях человек действительно зависим от игры и не может себя контролировать, понимая, что это для него плохо, а в каких он просто так проводит свое свободное время, думая, что игра спасает его от черствого серого мира. Эти два сценария с точки зрения благосостояния человека очень разные, а на данных могут выглядеть примерно одинаково. 

Своим ментором в РЭШ я считаю Дарью Дзябуру, она мой научный руководитель. Она помогла мне установить контакты с профессорами, с которыми я теперь работаю как research assistant. Дарья помогла выбрать интересное мне направление PhD, а сейчас помогает и с выбором университета, всячески ободряет. Я собираюсь пойти на PhD в квант-маркетинг. Это вычислительный маркетинг, который нравится мне тем, что там можно изучать поведение потребителя. Компаниям и регуляторам нужно знать, как ведут себя их потребители. А мне интересно понимать, как люди принимают те или иные решения, как они выбирают, что купить, как провести свободное время. 

Сейчас основным я вижу для себя академический трек за рубежом. Если ты выбираешь академический путь, то выбора остаться в России нет, потому что все хорошие аспирантуры, по крайней мере по моей специальности, открыты в Америке. Если ты не попадаешь туда, лучше, на мой взгляд, вообще не идти в аспирантуру и остаться в индустрии. Я 1,5 года работал в «Тинькофф Банке» и понял, что не готов оставаться в индустрии после бакалавриата или магистратуры. После увольнения я начал работать research assistant, и академическая деятельность оказалась мне больше по душе. 

Я добился успехов в учебе в университете благодаря школьным годам. Именно тогда я привык постоянно ездить на соревнования и решать задания. Поэтому я привык не задавать вопросы о том, делать мне домашку по этому курсу или нет, зачем мне ее делать, какие от этого я получу бонусы и практическую пользу в будущем. Возможно, это не очень осознанное поведение, но оно мне помогает. Получается, что ты приходишь в университет и повторяешь те же паттерны поведения, которые были у тебя в школе: есть курсы, которые тебе нужно закрывать, и ты делаешь это на автомате. Тебе нужно хорошо учиться, чтобы не упасть в грязь лицом. 

 

Сделать осознанный выбор 

Я люблю учиться, но надо же заниматься в жизни чем-то еще, кроме учебы и работы. Мне нравится играть в настольные игры, такие как Gloomhaven или «Покорение Марса». Прочитал всю «Песнь льда и пламени» Джорджа Мартина, мне нравится его вселенная. Как и все его фанаты, жду следующую книгу – «Ветра зимы». Мне интересно, как он работает с персонажами, из этого можно многое узнать о человеческом поведении и морали. 

Мой кругозор расширился за счет многих курсов, так как они построены по принципу introductory – введение в дискуссию о какой-то области. Если мне нравится какая-то тема, я могу взять список литературы и дополнительно его изучить. Курсы дали мне фундамент, отталкиваясь от которого легче продолжать изучать то, что тебе нравится. Косвенная ценность образования в том, что из-за структуры нашей программы и удаленки у меня получилось поработать в индустрии. Это дало мне и деньги, и опыт в совершенно другой сфере, попадая в которую ты выплываешь из зоны комфорта: делаешь то, что не привык, пользуешься элементарными компьютерными программами, о которых раньше даже не знал. Это тоже помогает определиться с тем, что ты хочешь делать дальше. Благодаря этому опыту я смог сделать более осознанный выбор в пользу PhD.

Себе в прошлом я посоветовал бы побольше читать книжек и поменьше играть в компьютер. Я бы и сейчас себе то же самое посоветовал. Что бы я порекомендовал ребятам, которые будут поступать в РЭШ? Мое суждение будет предвзятым по понятным причинам, поэтому его нужно воспринимать осторожно. Я бы посоветовал им «закоммититься» на учебу: учиться, делаться якурсы, выполнять домашку, получать хорошие оценки, не задаваясь вопросами и не сильно отвлекаясь на работу, по крайней мере в первые годы. Мне кажется, что просто поучиться и вникнуть в те предметы, которые даются в начале, нужно, потому что это поможет в будущем сделать более осознанный выбор. Поможет понять, хочешь ты пойти работать или нет, в какую индустрию тебе лучше попасть. Если ты уделяешь больше времени учебе, то хорошо запомнишь свой университет и свои четыре года там, будешь лучше понимать, что ты делал на протяжении этих лет. 



Беседовала Екатерина Сивякова