Статья

Стагфляция: что означает «возвращение в 1970-е» и когда высокая инфляция особенно опасна

Множество экономических терминов и понятий, сформулированных экономистами, употребляются не только в экономических исследованиях, а некоторые и вовсе уже живут своей жизнью – в заголовках СМИ, речах политиков и даже мемах. В рубрике «GURU.Словарь» мы разбираемся, как появились и что на самом деле означают важнейшие понятия современной экономики.

 

В 2021 году термин «стагфляция» вернулся в экономические дискуссии по всему миру. Об угрозе стагфляции спорят на Уолл Стрит, в Германии слово «стагфляция» стало одним из популярных поисковых запросов в Google впервые со времен глобального финансового кризиса, риски стагфляции комментировала и глава Банка России Эльвира Набиуллина. Принято считать, что первым, кто объединил слова stagnation и inflation в новый термин stagflation, был британский политик Иэн Маклеод: в 1965 г. он таким образом охарактеризовал непростую экономическую ситуацию в Великобритании, выступая в парламенте. Впрочем, до полноценной стагфляции (в ставшем впоследствии классическим определении) британской экономике того времени не хватало еще одного компонента – растущей безработицы.

До 1970-х в экономическом мейнстриме господствовала идея о том, что инфляция и безработица всегда двигаются в противоположных направлениях, то есть оба показателя не могут расти одновременно. Считалось, что, если власти решатся на более высокую инфляцию, то смогут добиться снижения безработицы, ведь экономическая активность будет на подъеме. В 1968 г. Милтон Фридман и Эдмунд Фелпс в своих работах показали, что это верно далеко не всегда. 

Если инфляция будет устойчиво держаться на повышенном уровне, то в экономике могут сформироваться стойкие ожидания повышенной инфляции и в будущем, писали Фридман и Фелпс. Тогда чтобы снизить инфляцию, придется пережить замедление экономического роста и тогда какое-то время высокая инфляция будет сосуществовать с высокой безработицей. Вскоре то, что описывали экономисты в теории, произошло на практике. В начале 1970-х в США инфляция уже начинала разгоняться и к тому моменту, когда грянул знаменитый нефтяной шок 1973 г., уже составляла 8%. Впоследствии инфляция в США оставалась высокой еще 10 лет – несмотря на то, что безработица также была на повышенном уровне. Легендарный глава ФРС Пол Волкер резко поднял процентные ставки, чтобы обуздать рост цен: это спровоцировало глубокий спад в экономике с безработицей свыше 10%. К 1987 г. стагфляцию удалось преодолеть: безработица опустилась до 6%, инфляция – до 4% после рекордных 15% на пике в начале десятилетия. 

Среди причин подъема инфляции в 1970-е, который впоследствии перерос в стагфляцию, называют не только нефтяной шок, но и слишком мягкую монетарную и фискальную политики, проводившиеся властями США. И полвека спустя «стагфляция 1970-х» остается примером своего рода идеального шторма в экономике, и рассуждая о рисках высокой инфляции при слабом росте экономисты и комментаторы и сегодня рассуждают, есть ли опасность «вернуться в семидесятые». Впрочем, эпизоды стагфляции случались и в недавние десятилетия – например, в Зимбабве в конце 2010-х. Центробанк страны наращивал денежную массу в надежде подстегнуть экономический рост, но вместо этого спровоцировал гиперинфляцию. Издержки промышленных производителей стали непомерно высокими, предприятия замедлили наём сотрудников, перестали наращивать выпуск и в конечном итоге фактически заморозили свою экономическую активность. Стагфляция может приводить к более тяжелым последствиям, чем рецессия: при спаде ухудшается ситуация на рынке труда, но при стагфляции и без того страдающие от кризиса доходы оказываются под дополнительным ударом – со стороны инфляции.

 

Подготовила Маргарита Лютова