Статья

Список для чтения: рекомендации книг от Сергея Гуриева

Сергей Гуриев специально для читателей GURU рекомендует книги, полезные и будущим экономистам, и всем, кто хотел бы лучше понимать, чем опасна меритократия, почему мир, несмотря на обилие плохих новостей, в целом становится лучше, и зачем учиться рассказывать истории, а также рассказывает о своей новой книге, написанной в соавторстве с Дэниэлом Тризманом, профессором политологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

 

1) The Tyranny of Merit: What's Become of the Common Good? By Michael J. Sandel 

Майкл Сэндел – политический философ, профессор Гарварда. Эта книга рассказывает о том, что если вы предполагаете, что сегодняшний мир устроен меритократически, Вы можете заблуждаться. Когда мы думаем над тем, кто добивается успеха в современном западном обществе, мы предполагаем, что добиться успеха легче тем, у кого хорошее образование. Любой студент понимает, что нужно хорошо учиться, чтобы добиться успеха. В некоторых случаях можно сказать, что если вы родились в небогатой семье, но получили хорошее образование, то вы скорее всего добьетесь успеха, и это правда. Да, обучение в ведущих частных университетах в Америке стоит очень дорого. Если вы хотите учиться, например, в Гарварде или Коламбии, то вам нужно тратить 80 тысяч долларов в год – это огромные деньги. К счастью, существует много стипендий, не только для спортсменов, но и для меньшинств, и просто для небогатых людей, поэтому в принципе нельзя сказать, что меритократии нет. 

С другой стороны, есть важная корреляция между тем, в какой семье вы родились, и тем, с какой вероятностью вы поступите в Гарвард. Эта корреляция связана с целым рядом факторов. Во-первых, вы живете в районе, где хорошая школа. В Америке чем богаче ваш школьный округ, тем больше вы платите налогов, которые зависят от стоимости недвижимости, и, как следствие, ваша школа получает больше средств. Кроме того, многие богатые родители отдают своих детей в частные школы, которые стоят дорого, но дают лучшее образование. Многие богатые родители нанимают репетиторов и тьюторов. Такие родители лучше понимают, как устроено поступление в Гарвард. К тому же, если вы ходите в хорошую школу, то ваши друзья – это тоже мотивированные дети, которые помогают вам учиться, создают стимулы и возможности для учебы. Таким образом, не стоит удивляться что большинство студентов бакалавриата Гарварда – это выходцы из привилегированных семей. 

Сэндел также говорит о том, что из какой бы семьи вы ни пришли, когда вы закончили Гарвард, у вас возникает ощущение заслуженной привилегированности. Это ключевой элемент его аргумента: проблема заключается не просто в том, что, возможно, вы добиваетесь успеха незаслуженно. Даже если вы добиваетесь хорошего образования заслуженно, вы вдруг начинаете ощущать, что вы достойны успеха. Во Франции это устроено похожим образом: здесь есть национальные меритократические экзамены, после которых платить за образование в элитных школах вообще не надо. Но есть очень важная вещь: если вы хорошо сдаете этот экзамен, то вы чувствуете, что вы заслужили успех на всю жизнь. 

Надо сказать, что  Сэндел – не экономист, а философ, и его в первую очередь интересует именно этический вопрос. Мы знаем, что человек, получивший хорошее образование, построит хорошую карьеру и заработает больше денег. Значит ли это, что этот человек лучше? Значит ли это, что у него должно быть больше прав, чем у человека без высшего образования? В Америке это особенно болезненный вопрос, потому что во многом поляризация общества объясняется поляризацией между теми, у кого есть высшее образование, и теми, у кого его нет. При этом, в отличие от России, те, у кого есть высшее образование – это меньшинство (высшее образование в Америке менее доступное, но при этом более качественное).

При этом Америкой управляют как раз люди с высшим образованием. Это бросается в глаза, если мы посмотрим, сколько конгрессменов имеет высшее образование: 94% членов палаты представителей и 100% сенаторов. Когда мы думаем над этим, мы начинаем задаваться вопросами не только о том, должен ли человек с более высоким образованием получать более высокую зарплату, но и главным вопросом: насколько справедлива система, в которой все общество построено на этой идее меритократии, которая фактически узурпирует командные высоты внутри общества? Об этом и говорит и Сэндел, который пишет, что это выглядит несправедливо. Возможно, хорошо, что образованные зарабатывают больше. Хорошо, что люди учатся, – это полезно. С другой стороны, не нужно забывать, что большинство американцев – люди без высшего образования, и это тоже достойные люди. 

Эта книга – напоминание о том, что, как бы сказал Антон Чехов, у каждого должен быть свой «человек с молоточком». Если вам повезло в жизни, не нужно думать, что вы этого точно заслуживаете, и не нужно думать, что люди, которым не так повезло, являются людьми второго сорта. Эта книга поднимает очень важный вопрос, особенно для студентов, в частности для студентов элитных вузов, которые много работают и думают, что тем самым они заслуживают того, что они добиваются. Это правда, но сам факт, что они попадают в элитный вуз, и даже то, что у них получается много работать, тоже во многом определяется генами, семейными обстоятельствами и удачей. 

 

2) Economics Rules: The Rights and Wrongs of The Dismal Science By Dani Rodrik

Дэни Родрик – очень интересный экономист, сейчас он президент Международной экономической ассоциации и один из его главных проектов – обсуждение того, справедливо ли, что экономическая профессия в основном сконцентрирована в богатых странах. Это связано и с аргументом Сэндела: чтобы стать успешным экономистом, можно родиться где угодно, но лучше, чтобы вы закончили аспирантуру в Америке и получили бы работу в американском или европейском вузе, иначе вам будет труднее публиковаться и вас никто не будет слушать. Родрик совершенно справедливо говорит о том, что, если вы хотите делать исследования о том, как живет ⅚ мирового населения – а они живут в небогатых странах – вам лучше понимать, как устроены соответствующие общества, и не совсем правильно то, что экономическая наука сконцентрирована в Америке и Европе. 

Кроме того, Родрик – давний скептик в отношении глобализации. Сейчас, когда возникает недовольство и разочарование последствиями глобализации, а также рост популизма, который во многом связан и с глобализацией, люди признают правоту Родрика, который писал об этом 20 лет назад. С другой стороны, в отличие от других критиков глобализации, Родрик – автор многих публикаций в ведущих научных журналах, уважаемый экономист, который хорошо представляет себе, как устроена мейнстримная экономическая наука и не критикует ее понапрасну. Родрик всегда пытается рассказать, что экономисты умеют, а что – нет, и за это их не надо критиковать, потому что никто не мог бы сделать ничего лучше. Книга Economics Rules, перевод которой вышел в Издательстве Института Гайдара, как раз об этом.

Это книга о том, как устроено экономическое понимание мира. Нет единой всеобщей модели всего на свете, но есть много разных моделей, которые имеют свои ограниченные области применения. Мы должны знать, какую модель в каком случае можно и нельзя использовать. Экономист должен не только уметь производить модели, но и в ответ на вопрос «Что делать здесь и сейчас?» должен доставать из кармана правильную модель, а не самую красивую или самую приятную для него. 

Эта книга написана пять лет назад – с тех пор очень много было сделано, в том числе в области глобализации и связи глобализации и популизма, и сам Родрик с тех пор продолжал работать над этими вопросами, но в целом эта книга полезна именно для того, чтобы понять, как устроена экономическая наука - что мы знаем, и чего мы не знаем. Это типичная книга, которая учит скромности, смирению, принятию того, что у вас нет единой модели всего на свете. Родрик говорит о том, что в разных ситуациях нужны разные модели: иногда глобус, иногда карта-километровка. В условных Google Maps вы можете в два клика переходить от одной модели к другой, приближать и удалять. В экономике это, конечно, не так автоматизировано, поэтому и нужны квалифицированные экономисты, которые знают, какую модель использовать в каких обстоятельствах.

 

3) The Profit Paradox: How Thriving Firms Threaten the Future of Work by Jan Eeckhout

Книга The Profit Paradoxвышла в этом году в издательстве Princeton University Press, и к ней есть веб-сайт, на котором размещены все графики, данные и код для построения этих графиков. Эта книга основана на недавних исследованиях концентрации рыночной власти в Америке. Мы привыкли к тому, что Америка – бастион рыночного капитализма, но уже в течение нескольких лет экономисты замечают очень интересную вещь. В Европе есть антитрастовое регулирование на наднациональном уровне, поэтому его гораздо труднее захватить группам интересов. Это объясняется тем, что брюссельские технократы не очень заботятся о том, что происходит с самой большой французской или немецкой компанией. Напротив, в Америке антитраст стал гораздо более слабым и мягким. Книга Икхаута хороша тем, что она основана на исследованиях, которые он в течение многих лет проводил со своими соавторами - и в которых он показывает рост рыночной власти в Америке. 

Именно это объясняет замедление экономического роста и снижение роста производительности. Словосочетание profit paradox в заголовке отсылает к аргументу из учебника первого курса: каждая компания хочет стать монополистом, но когда она становится монополистом, у нее снижаются стимулы для хорошей работы. Вместо того, чтобы инвестировать в производительность, она инвестирует в защиту своей монопольной власти, как бы строит ров вокруг своей крепости. Это совершенно понятный аргумент, и все знают, как это устроено, но преимущество этой книги заключается в том, что фактически всю свою карьеру Икхаут посвятил изучению этих вопросов, и он использует и примеры из обычной жизни, и данные, чтобы показать, как это работает в современном мире и, в частости, в современной Америке. 

 

4) The Science of Storytelling by Will Storr 

После получения Нобелевской премии Роберт Шиллер написал статью и книгу Narrative economics. Обычно мы думаем о людях как о homo economicus – экономических агентах – как о рациональных лицах, принимающих решения, ориентируясь на числа и максимизируя свою функцию полезности при тех или иных ограничениях. На самом деле, люди все-таки думают историями, и нарратив играет важную роль, о чем и пишет Шиллер в своих работах. Иногда вы можете рассказать простой нарратив своим инвесторам, и вдруг ваши акции взлетят. Сегодня мы видим много компаний, которые выходят на рынок без опытного образца и получают капитализацию в миллиарды. Уже несколько электромобильных стартапов имеют стоимость больше, чем многие традиционные производители автомобилей. Это, в том числе, связано с нарративом: инвесторы покупают историю. Они понимают, что этот нарратив кажется им убедительным - и то, что другие инвесторы тоже считают его убедительным.

Книга Уилла Стора The Science of Storytelling – отличный шанс понять, как построить успешный нарратив. Это буквально инструкция того, как должна работать убедительная история. Я всем рекомендую ее прочитать: собираетесь ли вы писать книгу, создать бизнес или руководить вузом. Правильный нарратив о себе или о своей организации – необходимое условие успеха.

Эта книга основана на исследованиях из области социальной психологии, которые показывают, что в сторителлинге работает, а что – нет. Стор – журналист, который прочитал много таких исследований. В книге он рассказывает, как строить историю, что в ней должно быть, как организовать последовательность повествования так, чтобы вы могли убедить читателя в своей правоте – например, как история должна рассказывать о трансформации главного героя. Вы не можете рассказывать статичную историю: вот есть герой, и все. Вам нужно рассказать, что происходит с героем, как он меняется. Это изменение является ключевым элементом любой истории, потому что читателю хочется сопереживать герою, но в то же время и смотреть на его динамику и эволюцию. Я рекомендую эту книгу каждому, кто хочет читать и писать. Если вы хотите писать, вы должны знать, как убедить читателя. Если вы хотите читать, вы должны помнить, что на той стороне есть человек, который прочел эту книгу и может использовать хитрые приемы, чтобы убедить вас в своей правоте, даже если он не прав. 

 

5) Enlightenment Now: The Case for Reason, Science, Humanism, and Progress. By Steven Pinker 

Из всех книг Стивена Пинкера Enlightenment Now, перевод которой недавно был издан в России,нравится мне больше всего, я рассказываю о ней студентам. Есть и другие книги, рассказывающие о прогрессе: например, «Фактологичность» Ханса Рослинга, его сына Улы и невестки Анны Рослингов. Ханс Рослинг прославился тем, что создал сайт Gapminder, на котором при помощи анимации и графики, показано, как мир менялся за последние 200 лет, как страны становятся богаче, здоровее, как меньше детей умирает в младенческом возрасте, как растет продолжительность жизни. Более того, на этом сайте сейчас можно пройти тест, где вас будут спрашивать, как вы думаете, сколько девочек грамотных и неграмотных в бедных и богатых странах, сколько людей умирает в возрасте до пяти лет, какова продолжительность жизни в самой бедной стране, и выяснится, что в лучшем случае ваши представления о жизни относятся к тому, что было в мире 20 или 30 лет назад, а сегодняшний мир гораздо лучше. Этот веб-сайт сам по себе рассказывает историю, которую описывает и Пинкер в Enlightenment Now

С другой стороны, Enlightenment Now – это гораздо более глубокая книга, потому что она объясняет не только сам этот процесс, почему становится лучше и как, но рассказывает также и то, почему мы об этом не знаем. Пинкер анализирует существующие количественные исследования, в том числе исследования смещенного представления фактов и событий в СМИ, и в этом смысле эта книга создает цельное впечатление того, что, во-первых, мир становится лучше, во-вторых, об этом никто не знает и мы знаем, почему. 

Но когда Пинкер говорит, что мир становится лучше, он выделяет некоторые феномены, в которых мир не становится лучше. Например, с точки зрения борьбы с глобальным потеплением мир становится лучше не настолько быстро, насколько хотелось бы. Не все так хорошо и с демократией: как вы увидите из нашей с Дэниэлом Тризманом новой книги Spin Dictators, речь о которой пойдет ниже, с одной стороны то, что современные диктаторы не такие жестокие, не такие страшные, и то, что они притворяются демократиями, – хорошая новость. Это означает, что в некотором роде демократия как идея победила. Но с другой стороны, наблюдается демократическая стагнация. Если в XX веке было три волны демократизации, то в последние 10 лет на каждый переход от диктатуры к демократии приходится переход от демократии к диктатуре. Более того, по некоторым оценкам, Индия сегодня больше не является настоящей демократией, а это означает, что тот факт, что большинство людей живет в демократиях, больше не верен. Поэтому с точки зрения устойчивости либеральной демократии есть о чем переживать. Есть о чем переживать и с точки зрения того, как устроено наше взаимодействие с социальными сетями. В целом вопросов много – а для того, чтобы понимать, как их решать, нужно иметь данные. 

Эта книга напоминает о том, что чтобы сохранять ментальное здоровье, полезно иметь понимание, как общаться с окружающим миром, как воспринимать его, как отделять шум от факта, как защищаться от потока плохих новостей, из-за которого бывает трудно помнить, что в целом мир становится лучше и не катится под откос. С другой стороны, важно помнить и о тех трендах, которые либо не идут правильную сторону, либо идут в неправильную сторону. На моем канале в Youtube во втором сезоне программы «Что (же) делать?» я как раз и обсуждаю большие проблемы, где всё не так просто, а именно: состояние демократических институтов, вопросы дискриминации и гендерного неравенства, вопросы миграции, подъем популизма и, естественно, изменение климата. Мир стоит перед огромным количеством больших проблем; несмотря на все описываемые Пинкером улучшения, есть о чем беспокоиться. Но эту книгу нужно читать и для того, чтобы не опускать руки. Пинкер много говорит о том, что progressives hate progress – что люди, которые хотят добиться прогресса, часто паникуют и отрицают наличие прогресса, потому что они думают, что наличие прогресса снижает срочность, необходимость чрезвычайных усилий. Это не так. Нужно рационально думать о том, с какими вызовами сталкивается человечество, как на них отвечать, и помнить, что у нас есть примеры успеха – в прошлом человечество смогло решить многие большие проблемы. 

 

6) Spin Dictators: The Changing Face of Tyranny in the 21st Century by Sergei Guriev and Daniel Treisman

 Это книга о новом поколении диктаторов. Вместе с Дэниэлом [Тризманом] мы исследовали источники популярности авторитарных режимов. Мы увидели, что в последние несколько десятилетий они серьезно изменились: вместо массовых репрессий современные авторитарные лидеры используют цензуру, пропаганду и подкуп элит. Мы собрали данные об авторитарных режимах за последние несколько десятилетий, опубликовали несколько эмпирических и теоретических статей; на основании этих статей мы решили написать и книгу. Она сдана в печать, выйдет в издательстве Princeton University Press: в марте – в Америке, а в мае – в Европе. (Будет и аудиоверсия).

Наша идея очень проста: если раньше диктаторы пытались напугать своих граждан, основывали свою легитимность на репрессиях, страхе и той или иной тоталитарной идеологии, то сейчас диктаторы больше похожи на демократических лидеров – они используют схожую риторику и претендуют на то, что они являются популярными. Это конечно не демократы: они по-прежнему получают свою власть не на честных и конкурентных выборах, но тем не менее они пытаются выглядеть демократами. Это огромное изменение, которое произошло за последние несколько десятилетий, и сегодня, как мы показываем в этой книге, большинство диктаторов в современном мире именно такие. Сначала эта модель называлась «информационная автократия», и в книге мы упоминаем и этот термин, но выяснилось, что для массового читателя (а это книга как раз для широкой аудитории), лучше использовать spin dictators (в отличие от fear dictators). В этой книге почти нет графиков и таблиц, но будет онлайн-приложение на специальном веб-сайте, где будут лежать графики, данные и код для преобразования данных в графики и таблицы. 

Из этой книги вы много узнаете о том, как устроен современный недемократический мир. Книгу очень интересно читать; каждая глава начинается с частной истории конкретного автократа. Зачем читать эту книгу? Она помогает сохранить рациональное восприятие мира. Сегодняшний типичный недемократический режим притворяется демократией, но тем не менее это все-таки не демократия; наша книга помогает понять функционирование такого режима – и не поддаться на пропаганду режима, выдающего себя за того, кем он не является.

 

Подготовили Маргарита Лютова и Анастасия Небольсина