Как рождаются изменения к лучшему

24.08.2022

Начиная с XIX в. человечество вошло в период бурных инноваций и усовершенствований – от паровых машин до интернета. Экономистов интересовали последствия этих изменений для экономики, ведь новые технологии естественно вытесняли предшествующие, что сказывалось и на рынке труда, и на конкуренции фирм, и в конечном счете на экономическом росте. В XX в. в оборот вошел термин «созидательное разрушение», который и по сей день используется для описания этих изменений. Как он появился? Какие последствия инноваций удалось задокументировать? Об этом новый выпуск «GURU.Словаря».

Сам термин «созидательное разрушение» весьма противоречив, но он отсылает к тому, как новые технологии приходят взамен старых, что весьма часто наблюдается в различных сферах. Изначально эта концепция встречается в работах Дэвида Вэлса, но свою популярность она получила уже после книги Йозефа Шумпетера «Капитализм, социализм и демократия». Вэлс писал, что продвинутая стадия общества может быть достигнута лишь посредством разрушения предыдущих инструментов в той или иной степени. Согласно его работе, успех изобретения может быть измерен долей разрушения предыдущей технологии. 

В книге Шумпетера глава о созидательном разрушении идет перед главой о монополизации, тем самым являясь логическим обоснованием последней. Шумпетер считал, что даже с самыми передовыми технологиями предприниматели не могут перегнать конкурентов без дополнительных гарантий – например, в виде авторских прав, защищающих ноу-хау. Тем самым он поддерживал монополистические практики, которые позволяли извлечь выгоду из инноваций. Эти настроения разделял и Вэлс в своей работе. Тем не менее они расходились в отношении к рынкам: Вэлс утверждал, что монополистическая сила не только внедряет новые технологии, но и влечет перепроизводство, способное привести к рецессии. Шумпетер, напротив, преуменьшал проблему, считая, что новые индустрии создают новые источники спроса, которые способны абсорбировать ресурсы угасающих отраслей.

Существуют и эмпирические исследования созидательного разрушения. Анализируя потоки вакансий в индустрии в США, авторы выделили «создание» работы как увеличение уровня занятости и «разрушение» как его уменьшение. На основе этого они заключили, что около 10% занятости, которые существуют в конкретный момент времени, не существовали год назад и перестанут существовать через год. При этом поток создания и уничтожения занятости устойчив и наблюдается во многих экономиках. 

Особое внимание экономисты обращают на связь между созидательным разрушением и экономическим циклом. Ранее ученые считали, что во время рецессии увеличивается реаллокация ресурсов. В частности, Шумпетер полагал, что функция рецессий – уничтожить старый уклад и адаптировать ресурсы для нового развития, прежде всего перераспределить факторы производства от менее эффективных старых секторов к более успешным новым. Тем не менее позднее ученые перевернули это представление. 

Рикардо Кабальеро и Мохамад Хаммар в своей работе приводят свидетельства того, что во время рецессии масштабы реструктуризации экономики скорее сокращаются, чем растут. Аргумент тех, кто верил в активную реструктуризацию вследствие рецессий, состоял в том, что рост разрушений сопровождается ростом создания новых рабочих мест и капитала. Это было валидно для одной фирмы, однако авторы показывают, что для гетерогенной структуры производства созидательное разрушение может приводить и к другим исходам. Так, данные по экономике США за 1972–1993 гг. показывают, что рецессия снижает темпы реструктуризации.

В отсутствие каких-либо препятствий постоянные инновации привели бы к высоким уровням реструктуризации, но мы не наблюдаем этого в реальной жизни, поскольку существуют барьеры. С одной стороны, люди сталкиваются с технологическими и ресурсными ограничениями, а с другой – с институциональными. Так, регулирование рынка труда, а именно трудовые гарантии, может препятствовать процессу созидательного разрушения за счет снижения мобильности работников. Другой причиной выступает регулирование финансовых рынков. Экономисты согласны с тем, что хорошо функционирующие финансовые рынки важны для экономического роста, и одним из важных объяснений этому является созидательное разрушение. Кабальеро с соавторами рассматривают замедление экономики Японии в 1990-х и 2000-х. В то время многие крупные банки должны были уйти с рынка из-за распоряжения регулятора признать потери по выданным кредитам. Из-за этого банки поддерживали существование зомби-фирм, пролонгируя кредиты, которые фирмы не могли выплатить. Таким образом, эти зомби-фирмы не сокращали рабочих и не теряли рыночную долю, как должно было бы происходить в рыночных условиях. Присутствие этих фирм на рынке снижает потенциальную прибыль для новых компаний, которые не могли войти на рынок, т. е. институциональная среда не давала осуществить разрушения для увеличения инноваций со стороны новых компаний.

 

Подготовила Анастасия Небольсина