Статья

Социальные сети: психологические и политические последствия и борьба с зависимостью

Ректор РЭШ Рубен Ениколопов рассказывает об исследованиях цифровой аддикции: как соцсети влияют на счастье и благополучие, а также на политическую поляризацию, на сколько стоит сократить время онлайн и можно ли связать себе руки.

 

Социальные сети сейчас играют огромную роль в жизни людей, и тем больше возникает вопросов о том, каковы их позитивные и негативные эффекты и что же из этого перевешивает. Но в этих вопросах, как и всегда в экономике, важно различать корреляции и причинно-следственные связи. Возьмем утверждение: «Социальные сети ведут к депрессии» – может быть, дело не во вреде соцсетей, а в том, что людям, склонным к депрессии, остро нужно общение и поэтому именно они более активно пользуются социальными сетями? Чтобы отделить причинно-следственную связь от корреляции, в науках – и в частности в экономике – используются эксперименты. Один из возможных экспериментов с социальными сетями – посмотреть, как скажется на действующих пользователях цифровой детокс, то есть временное отключение. 

 

Сколько стоит жизнь без соцсетей

Такой эксперимент провели Мэтью Гентцков (Стэнфорд) и соавторы в работе The Welfare Effects of Social Media. Кстати, это не единственное исследование такого рода – похожая работа есть, например, у Роберто Москеры с соавторами.

Первое, что попытались выяснить Гентцков и соавторы, – как люди субъективно определяют ценность использования Facebook. Для этого авторы спросили участников эксперимента, какую сумму денег те хотели бы получить за то, что месяц не будут пользоваться Facebook, временно деактивировав свой аккаунт – такая опция предусмотрена в социальной сети и к тому же таким образом ученым проще отслеживать соблюдение запрета. Средняя оценка составила почти $200.

Затем этих людей случайным образом распределили по двум группам. Участникам, попавшим в экспериментальную группу, предложили деактивировать свой аккаунт на месяц в обмен на компенсацию в $102. Так что всем, кто оценил месяц без Facebook в меньшую сумму, пришлось отвечать за свои слова и действительно отключиться от соцсети на это время. А участникам, попавшим в контрольную группу, Facebook не отключали и компенсацию не платили. Затем авторы при помощи опросов (это не лучший метод, но других возможностей часто просто не бывает) следили, как изменится поведение и состояние людей в экспериментальной группе в сравнении с контрольной. 

Результаты показали, что, если временно отключить Facebook, психологическое состояние улучшается, снижается тревога, возрастает удовлетворенность жизнью. Правда, важно сказать, что этот вывод неприменим к одиноким людям (например, живущим вдали от родственников или в изоляции): для них даже отключение на месяц несло негативный психологический эффект. Для всех остальных цифровой детокс оказался полезен. 

 

Если не Facebook, то что?

Еще один вопрос, который интересовал исследователей: чем люди заменяют Facebook в своей жизни, если им его отключить? Эксперимент показал, что люди не компенсировали отключение Facebook другими социальными сетями, а наоборот пользовались ими меньше. Таким образом, разные социальные сети – это товары-комплементы, то есть они дополняют друг друга, а не заменяют. Вместо других соцсетей люди вышли в оффлайн – стали больше общаться с друзьями и родственниками, смотреть телевизор, то есть во многом вернулись к жизни эпохи без социальных сетей.

Что важно уже не только с психологической, но и с политической точки зрения, люди стали потреблять меньше новостей. В США многие в значительной мере получают новости из фейсбука, но участники эксперимента не стали компенсировать сократившийся новостной поток за счет других источников. Как следствие, они стали менее информированными, что можно считать негативным эффектом, но были и существенные позитивные последствия – снизилась политическая поляризация. После месяца цифрового детокса позиции сторонников республиканцев и демократов стали сближаться. Таким образом, эта статья впервые эмпирически подтвердила, что социальные сети действительно увеличивают политическую поляризацию.

Возвращаясь к психологическим последствиям, исследователям также важно было понять, как меняется отношение людей к Facebook после цифрового детокса. Участники эксперимента говорили, что планируют пользоваться социальной сетью меньше (и, как выяснилось, действительно проводили в Facebook меньше времени). Но в то же время, когда их спросили, за какую сумму они согласились бы деактивировать свой аккаунт еще на один месяц, средняя оценка оказалась чуть ли не вдвое больше изначальной. То есть люди все же не хотят полного отказа от Facebook, хоть и признают, что проводят в нем слишком много времени. Такое отношение напоминает восприятие аддиктивного поведения. 

 

Как выявить цифровую зависимость

Вообще, у аддиктивного поведения есть две ключевые характеристики. Во-первых, habit formation – то есть чем больше вы что-то делаете, тем больше вы это цените. Обратная сторона habit formation: если вы попробовали меньше пользоваться тем или иным сервисом, то вы продолжите в том же духе. Кстати, как раз это и показал эксперимент с временной деактивацией аккаунтов в Facebook. Но не менее важна и вторая характеристика аддиктивного поведения – это проблемы с самоконтролем. То есть люди потребляют алкоголя, никотина, наркотиков больше, чем сами бы хотели. Второе исследование, на которое я бы хотел обратить внимание, смотрит как раз на проблемы с самоконтролем и возможности людей самостоятельно связать себе руки в борьбе с цифровой аддикцией. Это недавно опубликованная работа Гентцкова и соавторов Digital Addiction.

В этом исследовании авторы проводили в чем-то схожий эксперимент. Во-первых, они платили денежные бонусы тем участникам, кто смог сократить среднесуточное время пребывания в Facebook, Instagram, Twitter, Snapchat, браузерах и Youtube (сокращенно – FITSBY). Во-вторых, они предлагали испытуемым попробовать связать себе руки. 

В смартфонах, работающих на операционной системе Android, в отличие от iOS, как раз есть такая возможность. В них можно установить стороннее приложение, в котором пользователь задает себе временной лимит на пребывание в социальных сетях, а по его истечении это приложение не просто предупредит, что время вышло, а действительно отключит соответствующие сервисы. 

Все полученные результаты подтвердили наличие цифровой аддикции. Те, кто сократил использование FITSBY во время эксперимента, и после наслаждались своим новым умением чаще избегать эти онлайн-сервисы. То же самое произошло и с лимитом. Это показывает, что если людей подтолкнуть, показать им на возможность самим связать себе руки, то они этим пользуются и по крайней мере в какой-то степени ослабляют эту цифровую зависимость. Кроме того, расчеты авторов показали, что в среднем оптимальный объем потребления социальных сетей где-то на 30% меньше, чем фактический, что достаточно много.

Если говорить о возможных мерах по борьбе с цифровой зависимостью, минимальным вмешательством было бы требование предустанавливать на смартфоны как с Android, так и с iOS программу, которая позволяла бы людям устанавливать себе достаточно жесткий лимит – то есть такой, который нельзя было бы сразу отменить и продолжить использование соцсетей. Более жесткий вариант – сделать установку такого лимита одним из обязательных шагов при регистрации нового смартфона. Может быть, вы поставите себе все 24 часа, но вас уже заставят хотя бы подумать об этом. Такое вмешательство было бы примером беневолентного патернализма, который тут кажется вполне уместным.