«Экспериментальная» история России в исследованиях экономистов

16.01.2023

В XX в. Россия столкнулась со множеством экспериментов – над людьми, обществом, экономикой, государственным устройством. Какими были результаты этих экспериментов? И какой была экономика России перед теми драматичными событиями? Действительно ли отмена крепостного права способствовала экономическому росту? Был ли Сталин эффективным менеджером и удалось ли ему создать эффективную экономику? Об экономической истории России и СССР рассказывали провост и профессор Института политических исследований (Sciences Po) в Париже Сергей Гуриев и профессор РЭШ, старший преподаватель Университета Хельсинки Андрей Маркевич на Просветительских днях РЭШ. GURU собрал их основные тезисы. 

 

Анастасия Небольсина

 

(Не)свободные крепостные и экономика империи

Сергей: Рабство было во многих странах, но в России оно задержалось особенно надолго. Отмена крепостного права должна была увеличить эффективность экономики за счет перетекания труда из низкопроизводительного сельского хозяйства на более продуктивные промышленные предприятия. Но этого не случилось – крестьяне не стали свободными в полной мере. Переезд крестьян в город сдерживался институтом общины, что тормозило экономический рост. Еще одним барьером для развития экономики стали ограничения на пути создания новых форм предприятий, в том числе акционерных обществ. Грубо говоря, если вы хотели создать акционерное общество, вы должны были получить одобрение лично царя. Почему так происходило? Власти очень боялись, что в России будет слишком много предприятий, которыми владеют инородцы: евреи, поляки, немцы и т. д. 

Андрей: Институциональное устройство не только сдерживало переток рабочей силы в город, но также влияло на производительность сельского хозяйства и географию распределения факторов производства. В России было очень много неиспользуемых земель на востоке, и миграция долгое время специально сдерживалась, из-за чего соотношение и распределение факторов труда и земли было неоптимальным.

Бытует миф, что российская экономика была слабо интегрирована в мировое разделение труда. Однако это не так: и во время СССР, и при империи Россия участвовала в мировой торговле. В частности, помещики могли за счет экспорта зерна извлекать прибыль из международной торговли, что объясняет существование крепостного права, несмотря на все недостатки этого института.

 

На пути социализма

Сергей: Взгляд на реконструированные данные по ВВП помогает оценить, какой катастрофой обернулись революция и Гражданская война для экономики: она сократилась от пика ко дну на 40%. Потом она начала быстро восстанавливаться, и благодаря НЭПу к 1928 г. ВВП вернулся на уровень 1913 г.

Андрей: Разумеется, военные действия разрушали экономику, но даже в регионах, не затронутых войной, экономика стагнировала. За годы революции, Гражданской войны и военного коммунизма предприятия встали, а крестьяне потеряли стимулы сеять хлеб из-за политики продразверстки: когда у вас забирают все свыше [необходимого] минимума, то рациональный ответ – сократить производство до минимума. Поэтому восстановление началось лишь по завершении политики военного коммунизма, когда на смену ему пришли НЭП и смешанная рыночная экономика. 

 

Был ли Сталин необходим?

Сергей: В 1964 г. профессор университета Глазго Алек Ноув написал известную статью «Был ли Сталин необходим для российского экономического развития?». Вместе с соавторами мы проверили этот тезис. Анализ показал неэффективность советской экономики того периода.

В двухсекторной модели экономики рост ВВП на душу населения складывается из трех факторов: доля людей в низкопроизводительном секторе, производительность промышленности, производительность труда в сельском хозяйстве. В 1928 г., в период индустриализации и первых пятилетних планов, СССР оставался крупной аграрной страной, где 85–90% занятых трудилось в сельском хозяйстве. Однако аграрная отрасль производила лишь примерно половину ВВП, т. е. была гораздо менее продуктивной, чем другие секторы экономики. 

Сталинская коллективизация, забирая сельскохозяйственную продукцию, вынуждала крестьян переезжать в город, где расположены более производительные фабрики. В ответ на такую политику ВВП действительно должен увеличиться. Например, если снизить долю населения, занятого в сельском хозяйстве, с 90 до 80%, то ВВП на душу населения увеличится примерно на треть. Но это верно лишь в том случае, если переезжающие в город крестьяне не отличаются по своим способностям от рабочих. Это второе условие не было выполнено. Было необходимо не только строить заводы, но и создавать стимулы для рабочих и обучать крестьян. Этого советская система делать не умела. 

В итоге, с одной стороны, коллективизация разрушала производительность в сельском хозяйстве. С другой – отрицательно влияла на производительность труда в промышленности: предприятия не могли увеличить производительность за счет новой рабочей силы. Поэтому политика Сталина скорее негативно сказалась на благосостоянии страны (подробнее о структурной трансформации можно почитать в нашем словаре)

Почему же существует миф о том, что Сталин был эффективным менеджером? Мне кажется, что он порожден поиском своей уникальной истории. Правители ищут историю, нарратив, который бы позволял узаконить их правление. Как правило, такое случается в автократических странах, где нарратив «уникальности» служит для обоснования обещаний экономического роста без демократизации. 

В каждой стране есть история, есть особый путь. О том, как переизобрести свой фундаментальный миф, можно почитать в книге Джареда Даймонда «Переворот: поворотные моменты стран, переживающих кризис». Он рассказывает истории нескольких стран, которые, столкнувшись с кризисом, отбросили непродуктивную часть национального мифа, приняли новые свойства национальной идентичности и смогли переизобрести себя как развитые страны.

Андрей: Для роста производительности требовалось, чтобы в высокопроизводительном секторе накапливался капитал, поскольку без капитала новоиспеченные работники заводов не могут ничего производить. Недостаток капитала очень долго был проблемой и Российской империи, и Советского Союза. При Сталине было решено, что благодаря контролю над сельскохозяйственным сектором можно продавать зерно за границу и тратить прибыль на создание промышленности, что и послужило толчком для ее развития. 

 

Эксперименты со стимулами

Сергей: Плановая система СССР требовала большого штата бюрократов и стимулов для их эффективной работы (про бюрократию можно почитать в нашем словаре). Была попытка создать бюрократические стимулы с помощью реформы совнархозов, выстраивая конкуренцию между самодостаточными регионами. Подобная реформа проводилась в Китае при Дэн Сяопине. Но в китайской экономике регионы были относительно независимыми и самодостаточными, а в СССР каждый регион был специализирован на определенном производстве и зависел от других. Бессмысленно устраивать конкуренцию между производителем пшеницы и производителем железной руды, ибо трудно определить, кто из них лучше работает. В Китае же сравнение производительности в разных регионах позволяло в течение многих лет выстраивать правильные стимулы для элиты. Поэтому реформа совнархозов (впрочем, она была прекращена по политическим причинам) вряд ли могла увенчаться таким же успехом, как реформа в Китае. 

Андрей: При Сталине поводилось множество экспериментов со стимулами для рабочих. Все слышали о стахановцах и ударниках, но между ними есть существенная разница. Ударники – это стимулирование бригад рабочих, а стахановцы – это индивидуальное стимулирование. На макроуровне мы не можем сказать, что производительность труда не выросла и отдачи не было. Проблема отчасти кроется в дизайне системы – стимулом служили денежные выплаты высокопроизводительным работникам. Однако были проблемы, которые нивелировали результаты. Например, нормативы для всех работников повышались на уровень ударников и стахановцев, поэтому остальные работники вряд ли к ним хорошо относились, что выливалось в конфликты на производстве, снижавшие производительность труда.

 

Советское счастье 

Сергей: Образ СССР как страны благополучия держится на отсутствии критики – при диктатуре вы можете писать только хвалебные статьи. Но данные говорят об обратном: качество жизни перестало расти в конце 1960-х – начале 1970-х, напротив, оно снижалось, страна вошла в застой. Об этом может свидетельствовать динамика продолжительности жизни, мужской смертности в среднем возрасте, роста детей. Так, если ребенка плохо кормят в первые пару лет жизни, это скажется на его росте. Данные показывают, что в СССР рост начал снижаться с 1970-х, и даже в городах, даже в Москве ситуация перестала улучшаться. 

Люди часто говорят, что развал Советского Союза привел к росту мужской смертности и сокращению продолжительности жизни. Это не совсем так. Демографические показатели начали ухудшаться опять-таки в 1970-е гг. На время ситуацию улучшила антиалкогольная кампания, которая привела к сокращению мужской смертности, а с ее отменой страна вернулась к прежнему драматичному тренду. По разным оценкам, антиалкогольная кампания спасла 1,5–2 млн жизней.

Андрей: Экономисты изучают экономику счастья, но их исследования строятся на опросах, как ощущают себя люди. Конечно, таких опросов не было в советское время, поэтому нам остается смотреть на объективные показатели, которые упомянул Сергей.