Ресурсное проклятие: можно ли его избежать

16.02.2022

Множество экономических терминов и понятий, сформулированных экономистами, употребляются не только в экономических исследованиях, а некоторые и вовсе уже живут своей жизнью – в заголовках СМИ, речах политиков и даже мемах. В рубрике «GURU.Словарь» мы разбираемся, как появились и что на самом деле означают важнейшие понятия современной экономики.

 

Нефть – черное золото или яд для экономики? Вопрос совсем не простой. Казалось бы, обилие минеральных ресурсов – благо для страны. Но почему-то во многих странах все с точностью до наоборот: богатые недра и низкие темпы экономического роста. Это явление носит название «ресурсное проклятие» (resource curse – термин, введенный в обиход британским географом-экономистом Ричардом Аути).

Почему же так происходит, какие страны пострадали от «проклятия», а каким удалось его избежать? 

Как правило, ресурсное проклятие довлеет над странами со слабыми институтами. Многие страны Африки, например Ангола или Судан, богаты нефтью, алмазами и другими минералами, но люди там живут бедно. Напротив, азиатские экономики, такие как Япония, обделены природными богатствами, но демонстрировали стремительный экономический рост и сейчас достигли высокого уровня жизни.  

Природные богатства могут даже снижать стимулы к укреплению институтов. Как правило, доходы от экспорта нефти или другого сырья находятся в руках элит, они стремятся сохранить статус-кво, не вкладывая в развитие механизмов, ограничивающих их власть, в развитие конкуренции и рыночной системы. Это приводит к снижению доходов бюджета, тормозит рост благосостояния населения, развитие человеческого капитала и экономики в целом. Иными словами, доходы от продажи ресурсов не работают на развитие экономики.

Еще одним каналом влияния ресурсного проклятия становится вытеснение добывающей промышленностью всех других секторов. Если страна, добывая и продавая ресурсы на мировом рынке, может получать высокий доход, а оседает он в карманах элит, то и бОльшая часть инвестиций достается этому сектору, там же занята бОльшая часть рабочей силы. Экономика таких стран зависит исключительно от продажи ресурсов, что тормозит технический прогресс. Приток валюты от продажи сырья может также привести к развитию «голландской болезни» – укреплению реального курса национальной валюты и, как следствие, сокращению конкурентоспособности ее производства. В странах, где сырьевые отрасли не доминируют, природное богатство, напротив, способствует развитию. 

Зависимость от сырья усиливается и из-за волатильности мировых цен на сырье. Это влияет на прибыль от экспорта и доходы государства. Государству трудно планировать бюджетные поступления и инвестиции, например, в инфраструктуру или образование. Осложняется и привлечение займов: государство может столкнуться с невозможностью обслуживать их, да и стоимость их будет расти. 

Примером экономики, пришедшей в упадок, может послужить Венесуэла: обладая огромными запасами нефти, она превратилась из развивающейся страны в страну, переживающую тяжелейший экономический и политический кризис, высочайший уровень бедности и отток населения. 

Можно ли избежать или избавиться от сырьевого проклятия? Безусловно, и не обязательно даже доминирующий в экономике сырьевой сектор будет полностью подавлять все прочие. 

Классический пример – Норвегия, богатая запасами нефти и газа. Чтобы экономика страны не попала в зависимость от сырьевых доходов, они поступают в государственный пенсионный фонд, который инвестирует преимущественно за рубежом. По этому пути пошла и Россия: по бюджетному правилу доходы сверх определенной цены нефти поступают в Фонд национального благосостояния, что позволило накопить значительные резервы, а покупка или продажа валюты по бюджетному правилу сглаживает влияние нефтяных цен на курс рубля и на экономику в целом.

 

Подготовила Анастасия Небольсина