Преимущество отсталости: у кого оно есть и как им распорядиться

20.04.2022

Перед странами догоняющего развития всегда стоит задача найти источники роста и реализовать свой потенциал. Они зачастую уступают развитым странам по уровню технологического развития, наличием основного капитала или квалифицированной рабочей силы, но у них есть важное преимущество перед лидирующими экономиками, которое может существенно ускорить рост – это «преимущество отсталости».

 

Преимущество отсталости состоит в том, что у развивающихся стран есть возможность заимствовать технологии и ноу-хау у стран-лидеров вместо того, чтобы тратить время и финансирование на разработку тех же самых технологий с нуля. Таким образом, они могут быстро «проскочить» длительную стадию развития технологий, которую в свое время пришлось пройти странам-лидерам, и тем самым существенно ускорить рост своих экономик. 

Концепцию «преимущество отсталости» как и сам термин еще в 1951 году сформулировал специалист по экономической истории, профессор Гарварда Александр Гершенкрон. Еще до прихода в Гарвард Гершенкрон, уроженец Одессы, эмигрировавший в Вену во время гражданской войны, а затем перебравшийся в США после вторжения гитлеровской армии в Австрию, активно занимался исследованиями исследованиями советской экономики и даже был советником Федерального резерва в течение четырех лет. Так, в одном из своих исследований он показал, что впечатляюще высокие темпы роста промышленного производства в СССР был статистической аномалией, вызванной особенностями расчета индексов промпроизводства, и таким образом работы Гершенкрона помогли более адекватно оценивать реальный промышленный потенциал Советского союза.

Изучая догоняющее экономическое развитие, Гершенкрон не ограничивался анализом СССР и Российской империи, в своей работе «Экономическая отсталость в исторической перспективе» помимо России и СССР он анализировал опыт Англии, Франции, Германии, Австрии и Болгарии. Экономический историк, профессор Беркли Альберт Фишлоу подчеркивает, что Гершенкрон выдвинул гипотезу о том, что страны догоняющие лидеров не просто получают возможность быстрее преодолеть некоторые стадии развития, пройденные лидерами за более долгий срок, за счет заимствования технологий. Недостаток технологической вооруженности они компенсируют за счет большего вмешательства государства в экономику. И чем больше технологическое отставание, тем более активную роль в догоняющем развитии будет играть государство. 

Так, Англия осуществила промышленную революцию, полагаясь на свободный рынок в духе идеалов Адама Смита, объясняет Фишлоу идеи Гершенкрона. Франции, где индустриальная революция началась чуть позже, уже вынуждена была прибегать к вмешательству государства. В Германии промышленная революция полагалась на централизованно созданные крупные банки, финансировавшие производственные проекты. Наконец, Россия и Советский союз в догоняющем развитии прибегали уже к прямому директивному контролю. 

Впоследствии Гершенкрон дорабатывал свою теорию, пишет Фишлоу. В дальнейших работах Гершенкрон также указывал, что при сравнительном отставании в экономическом развитии в стране возникает внутреннее напряжение: ожидания такого же быстрого роста, как в странах-лидерах, сталкивается со стагнацией в собственной экономике. Это напряжение принимает политическое измерение и таким образом стимулирует развитие институтов, что в дальнейшем также становится основой более быстрого роста. Развитие за счет преимущества отсталости также имеет свою специфику. Например, больший упор будет делаться на отраслях, выпускающих средства производства (машины, станки и т.д.), а не потребительские товары. Кроме того, при быстром догоняющем развитии промышленности мощностей внутреннего сельхозпроизводства может оказаться недостаточно для обеспечения возрастающих потребностей в продовольствии (в том числе из-за сопутствующей урбанизации и перетока рабочих из аграрного сектора в индустриальный) – это будет создавать дисбаланс и также может потребовать более активного вмешательства государства, как и происходило во время коллективизации в СССР. 

Концепция преимущества отсталости остается актуальной и в современной экономике. Так, именно оно было одним из важных факторов быстрого догоняющего развития российской экономики после распада СССР. Благодаря заимствованию технологий из-за рубежа, российская высокотехнологичная промышленность с середины 1990-х до второй половины 2000-х демонстрировала очень высокие темпы роста производительности – около 6,5% в год. Похожая картина была и в других странах бывшего соцлагеря. Преимущество отсталости часто упоминается и при анализе китайского экономического чуда: Китай смог им воспользоваться после реформ 1979 года и налаживания отношений с США и другими странами Запада. Егор Гайдар в середине 2000-х призывал использовать преимущество отсталости и для ускорения роста российской экономики, причем он уделял особое внимание уже не просто технологической отсталости, а отставанию в уровне развития институтов, которые также можно заимствовать у стран лидеров. 

Многочисленные исследования догоняющего развития (например, работа знаменитых экономистов Брэда ДеЛонга и Ларри Саммерса) подчеркивают, что недостаточно обладать преимуществом отсталости – важно создавать условия для того, чтобы страна могла этим преимуществом воспользоваться. Например, экономисты ЕБРР в работе 2015 года на основе российских микроданных показали, что важным условием успешного заимствования и, что еще важнее, распространения или диффузии технологий внутри страны является доступ фирм к кредиту – и в смысле самой возможности привлечь заемное финансирование, и доступных условий займа. При этом особую роль сыграло кредитование от иностранных банков или их филиалов: компании, привлекавшие финансирование у таких финансовых организаций, более успешно внедряли иностранные технологии.

Подготовила Маргарита Лютова