Статья

Миграция и экономический рост: сложные взаимосвязи

Профессор экономики King’s College London и ведущий экономист Европейского банка реконструкции и развития Джеват Аксой (Cevat Aksoy) в интервью GURU оценил масштабы добровольной и вынужденной международной миграции, ее воздействие на экономику стран происхождения и принимающих стран, особенности экономического поведения мигрантов (в частности, их склонности к предпринимательству) и их вклада в экономическое развитие.

 

Сам масштаб вынужденной миграции (т. е. миграционный кризис, связанный с большим числом беженцев) в Европе в 2022 г. ошеломляет: сообщается, что в течение шести недель в страны ЕС прибыло около 4,8 млн украинцев и еще 6 млн человек стали внутренне перемещенными лицами. Это намного больше, чем общий приток беженцев из Сирии и других ближневосточных стран, прибывших в Европу в течение нескольких лет. Были ли в Европе похожие волны миграции со времен Второй мировой войны или в более ранние периоды?

К сожалению, со времен Второй мировой войны в Европе было несколько эпизодов насильственного массового перемещения людей, но самый крупный из них произошел сразу после Второй мировой войны, когда были перекроены границы европейских стран. По разным оценкам, от 8 млн до 12 млн этнических немцев было перемещено из Восточной Европы. Но это произошло за гораздо более длительный период времени в отличие от ситуации на Украине, которая вынудила миллионы людей покинуть свои дома за очень короткий промежуток времени.

 

В более широком контексте считается, что только для одного из 10 человек причина миграции связана с обстоятельствами, находящимися вне его или ее контроля, т. е. с вооруженным конфликтом или войной, в то время как остальными людьми движут экономические соображения. Верно ли это утверждение? Что известно о мотивах миграции?

Это соотношение примерно соответствует действительности. По текущим оценкам, в мире насчитывается около 280 млн международных мигрантов (что примерно соответствует 3,5% мирового населения) и 26 млн беженцев. По данным Международной организации по миграции, число людей, живущих в стране, отличной от страны их рождения, утроилось с 1970 г., но как доля в мировом населении она остается стабильной.

Многие исследования показывают, что большинство людей покидают свои родные страны по экономическим причинам, но миллионы были вынуждены мигрировать из-за конфликтов, насилия и изменения климата. Что касается экономических причин, основными определяющими факторами являются: (i) разница в уровне доходов в стране происхождения и стране назначения; (ii) разница в уровне безработицы между странами; (iii) получение доступа к лучшему образованию; (iv) качество жизни и удобства в родной стране.

 

Обычно экономические последствия вынужденной миграции исследуются с точки зрения ее влияния на рынок труда (занятость и заработную плату) как в стране происхождения, так и в принимающей стране. Можете ли вы рассказать, где в этих вопросах ученые находят консенсус, а где остаются разногласия?

Вынужденные мигранты часто оказывают прямое влияние на рынок труда, поскольку они увеличивают предложение рабочей силы. Но это влияние зависит от того, где они размещаются (в специальных лагерях, в городских или сельских районах), от законов в принимающей стране в отношении разрешений на работу, а также от демографических характеристик беженцев. Таким образом, единой количественной оценки или единых выводов не существует, поскольку они, как правило, зависят от конкретной страны и контекста.

Однако исследования, посвященные оценке влияния вынужденной миграции на локальные рынки труда, где работают местные жители, показывают, что в среднем это влияние является положительным. Например, группа исследователей из Всемирного банка провела метаанализ по этой теме и установила, что от 45 до 52% исследований указывает на улучшение благосостояния местных домохозяйств в результате притока вынужденных мигрантов. Анализ исследований занятости и заработной платы показывает, что от 12 до 20% полученных результатов являются положительными и значимыми, около 63% – незначимыми, от 22 до 25% – отрицательными и значимыми. В целом можно утверждать, что только менее чем в одном из пяти случаев результаты для принимающих сообществ являются негативными.

 

Мигранты делают принимающие страны богаче или беднее? Существуют ли какие-либо достоверные оценки в этой области? Каков вклад иммигрантов в благосостояние (или ВВП) стран их назначения?

Во-первых, мигранты увеличивают численность населения трудоспособного возраста. Например, по данным ОЭСР, за последнее десятилетие мигранты обеспечили половину прироста рабочей силы в Соединенных Штатах и 70% – в Европе. Во-вторых, среди мигрантов, как правило, находятся более образованные люди (они мигрируют с большей вероятностью). Это означает, что они привносят новые навыки и заполняют важные свободные ниши на рынке труда. В-третьих, исследования показывают, что мигранты вносят больший вклад в экономику в виде налогов и социальных взносов, чем то, что они получают от государства в виде пособий. В-четвертых, квалифицированные мигранты вносят вклад в развитие исследований и инноваций, а также в технический прогресс. Все это делает принимающие страны богаче в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

 

Мигранты, естественно, готовы соглашаться на более низкую заработную плату, чем местные жители. Способствует ли это повышению уровня жизни в принимающих странах? Существует ли связь между миграцией и более низкой инфляцией в принимающей стране?

Есть два основных канала, через которые миграция может повлиять на инфляцию. Во-первых, увеличение численности рабочей силы повышает потенциал роста, что помогает снизить сильное давление спроса на инфляцию. Если говорить точнее, любой рост производства сопровождается ростом реальной заработной платы и, следовательно, предельных издержек, что, скорее всего, приводит к росту инфляции. Но этот механизм может не сработать, если увеличение спроса на рабочую силу будет компенсироваться увеличением ее предложения за счет мигрантов. Другими словами, миграция может сдержать рост заработной платы, который в противном случае переносился бы фирмами на потребителей.

Учитывая, что мигранты, как правило, сами выбирают регионы и страны с лучшими экономическими условиями и возможностями, они снижают напряженность на рынке труда при наличии положительных шоков спроса, что, в свою очередь, уменьшает повышательное давление на заработную плату и цены. Таким образом, мобильность мигрантов предоставляет возможность для лучшего соотношения между объемом выпуска и инфляцией.

 

В одном из исследований вы пришли к выводу, что условия в принимающей стране на момент прибытия туда беженцев влияют на их интеграцию. Не могли бы вы пояснить?

Да, это правда. В недавней статье мы с соавторами рассматривали причинно-следственную связь: как именно такие факторы, как локальная безработица и отношение к мигрантам, влияют на их интеграцию в общество. Мы изучали эти процессы на примере Германии, где действует система централизованного распределения беженцев по регионам страны. Мы обнаружили, что как неблагоприятное отношение к иммигрантам, так и высокий уровень локальной безработицы (который зависит от местных экономических условий) негативно влияют на результаты включения беженцев в местный рынок труда и на их экономическую и социальную интеграцию.

Один из интересных новых результатов нашего исследования заключается в том, что интеграция беженцев зависит от отношения к ним местных жителей в не меньшей степени, чем от уровня локальной безработицы. В целом эти результаты помогают нам понять, как местные условия во время прибытия беженцев в страну влияют на их интеграцию. Они также важны для разработки политики распределения беженцев, поскольку успехи, достигнутые в первые несколько лет, имеют долгосрочные последствия.

 

Можно ли рассматривать миграцию как альтернативу передаче технологий и иностранным инвестициям (в обоих направлениях – как для страны происхождения, так и для страны назначения мигранта)? Может ли миграция стать движущей силой развития для страны происхождения мигрантов?

Эмиграция квалифицированных работников потенциально может привести к тому, что страна лишится навыков и знаний, необходимых для поддержки инноваций. Однако эмигранты часто поддерживают тесные связи со страной своего происхождения. Они не только отправляют денежные переводы членам семьи, но и делятся приобретенными знаниями с бывшими коллегами и работодателями. Возникающие в результате трансграничные потоки знаний потенциально могут компенсировать негативное воздействие на инновации. Кроме того, мигранты могут также способствовать развитию торговых связей и прямым иностранным инвестициям. Более того, мигранты, которые возвращаются в родную страну после нескольких лет пребывания за границей, привозят с собой все те знания, которые они приобрели за границей, и в некоторых случаях они создают новые компании. Это может оказать дополнительное косвенное влияние на инновации.

Чтобы понять, какой из двух противоположных эффектов эмиграции доминирует, мы в ЕБРР рассмотрели связи между эмиграцией и частотой, с которой в патентах, подаваемых на регистрацию в странах происхождения мигрантов, упоминаются патенты, поданные изобретателями в странах их назначения. Такие трансграничные ссылки на патенты представляют собой полезный инструмент оценки потоков знаний между странами. Мы обнаружили, что количество трансграничных ссылок в патентных заявках значительно увеличилось.

Международная торговля – еще одна сфера, которая может выиграть от миграции. Недавние исследования показывают положительное влияние предпринимателей-мигрантов на экспорт, что оказывается обусловленным тем фактом, что межэтнические сети способствуют двусторонней торговле через обмен рыночной информацией.

 

Верно ли мнение о том, что среди мигрантов больше предпринимателей, чем среди местных жителей (Стив Джобс, Сергей Брин и др.)? В США 45% компаний из списка Fortune 500 были основаны иммигрантами. Зависит ли это в большей степени от политики принимающей страны или от самих мигрантов?

Действительно, мигранты воспринимаются как очень предприимчивые люди, способствующие экономическому росту и инновациям. И это верно (особенно для квалифицированных мигрантов) по двум причинам. Во-первых, это частично обусловлено самоотбором мигрантов – ими чаще становятся те, кто больше склонен к риску. Они также с большей вероятностью найдут возможности для нового бизнеса, поскольку уже нашли возможность для миграции.

Во-вторых, во многих странах с высоким уровнем дохода существуют специальные визовые программы для привлечения предпринимателей-иммигрантов. В Австралии, Канаде, Великобритании, США доля владения бизнесом среди иммигрантов выше, чем среди коренного населения, и продолжает расти. Исключительно высокая доля иммигрантов среди проживающих в США лауреатов Нобелевской премии, владельцев технологических компаний и заявителей на патенты, безусловно, делает вклад мигрантов в экономику принимающей страны более заметным.

 

Проблемы, вызванные иммиграцией и политическими соображениями (нежеланием местного населения принимать мигрантов), – можно ли их преодолеть с помощью государственной политики? Какая политика более эффективна, есть ли примеры очевидных неудач?

Действительно, государственная политика играет очень важную роль в формировании отношения к мигрантам, а также в содействии их социально-экономической интеграции.

Политика исключения, например ограничения на передвижение беженцев и на право работать в стране, часто оправдывается желанием минимизировать экономическую и социальную напряженность в отношениях с принимающими сообществами. Эта политика оказывает негативное влияние на экономические результаты беженцев, но ее способность сокращать трения с принимающими сообществами не доказана. С другой стороны, инклюзивная политика может способствовать взаимной выгоде и позитивным взаимоотношениям.

В одной из недавних работ мы с соавторами собрали обширный набор данных об отношении к мигрантам и об экономических результатах, о численности беженцев и о политике на региональном (субнациональном) уровне, охватывающий период 2005–2018 гг. в большинстве стран с низким и средним уровнем дохода. Мы оценили последствия больших волн прибытия беженцев и обнаружили мало свидетельств того, что большое количество новых беженцев в краткосрочной перспективе оказывает негативное влияние на общее отношение к ним или на их экономические показатели. Мы также не обнаружили существенных различий между регионами с ограничительной и инклюзивной политикой, включая доступ де-юре к рынку труда и открытие лагерей.

В другой статье мы с соавтором изучаем, может ли качественное местное госуправление смягчить воздействие крупномасштабного притока беженцев на окружающую среду. Мы собрали уникальный набор данных о качестве госуправления на местном уровне из отчетов независимых аудиторов и обнаружили, что ухудшение экологических показателей (из-за массовой миграции сирийцев в Турцию) происходит в муниципалитетах с некачественным управлением. Эти провинции недостаточно финансируют работу по переработке мусора и по защите экологии, что необходимо в связи с притоком большого числа беженцев.

В целом государственная политика на местном и национальном уровнях может сгладить процесс интеграции беженцев и дополнить усилия международных организаций.

 

Подготовил Ян Мелкумов

 

Высказанные взгляды и мнения принадлежат автору и необязательно совпадают с позицией институтов, с которыми он аффилирован.