Диалоги

От детских детективов к теореме Модильяни–Миллера: Александр и Надежда Беляковы о своем пути в РЭШ

23.12.2021

Александр и Надежда Беляковы – брат и сестра. Александру 28 лет, он окончил Российскую экономическую школу, поступил на докторскую программу по финансам в Уортонской школе бизнеса (The Wharton School), а сейчас живет в Нью-Йорке и работает в Boston Consulting Group (BCG). Надежде 20 лет, она живет в Москве, учится на 3-м курсе РЭШ и уже успела побывать ассистентом в исследовании Рубена Ениколопова. В интервью GURU они вспоминают свое детство в маленьком городе Татарстана, рассказывают о том, как старший брат помогал сестре готовиться к поступлению и давал десятикласснице решать задачи из PhD-программы зарубежной бизнес-школы, а также описывают встречи, которые изменили их жизнь. 

 

– Чем вам нравилось заниматься в детстве? 

 

Александр: Мы с Надеждой из Мензелинска – это очень маленький город в Республике Татарстан. Наши родители живут там до сих пор с нашей сестренкой, которой сейчас 8 лет. Во время моего детства в нашем городе не было ни кинотеатров, ни развлекательных учреждений, но зато была библиотека. Помню, что в младшей школе я читал очень много книг. Вместе с моей знакомой каждый вторник и четверг после уроков мы ходили в библиотеку за книгами, которые потом читали на скорость – кто больше успеет. Но в нашей библиотеке было не так много книг, поэтому в какой-то момент мы прочитали большинство из них и пошли по второму кругу. Помню, что мы перечитали весь цикл «Волшебная страна Оз» Лаймена Фрэнка Баума, все детские детективы из серии «Черный котенок». 

Надежда: У нас с Сашей разница в возрасте 8 лет, поэтому в моем детстве у меня было уже больше занятий – например, мы много катались на велосипедах. Когда Саша начал учиться в Москве, то стал привозить мне оттуда книжки. Забавно, что первыми книгами, которые он мне подарил, были как раз «Волшебник Изумрудного города» Александра Волкова и детские детективы. Теперь я понимаю почему! Дома у родителей осталась полка с детскими книжками и детективами, она заставлена полностью. Чтение мне тоже очень нравилось, его в нашей семье было много. 

 

– Александр, как вы готовились к поступлению в вуз? 

 

Александр: Я в то время уже переехал в Москву, чтобы учиться в физико-математической школе им. Колмогорова (СУНЦ МГУ). Ее я и окончил, проучившись там два старших класса. Информации о поступлении у меня тогда было немного, а про экономику я вообще не думал. Помню, что когда готовился к Всероссийской олимпиаде по математике, то участвовал в сборах, которые проходили в Москве. На эти сборы приехал Константин Сонин и прочитал нам лекцию про аукционы, из которой я узнал, как математику можно использовать в экономике. Это был первый раз, когда я что-то узнал об экономике. В конце лекции Константин рассказал о том, что открывается Совместный бакалавриат РЭШ и ВШЭ. Я пришел на день открытых дверей Совбака, мне понравилось, и я решил туда поступать. К тому моменту у меня уже было несколько олимпиад по математике, которые я взял в 11-м классе. По ним я поступил на Совбак без вступительных экзаменов. 

 

– Надежда, как вы приняли решение о том, чтобы поступить в РЭШ? Помогал ли вам брат готовиться к поступлению?

 

Надежда: Пример Саши во многом повлиял на мое решение. Однако у меня был гораздо менее математический путь, чем у него. В 9-м классе Саша сказал мне: «Надежда, если ты хочешь поступить в хороший московский вуз, нужно участвовать в олимпиадах». Я чувствовала своеобразную романтику вокруг Москвы – считала, что там самые крутые университеты и туда уезжают учиться самые сильные ребята. Тогда я и решила, что нужно, наверное, готовиться к олимпиадам. 

Помогал готовиться мне к ним Саша. Он в тот момент уже учился в США, поэтому из-за разницы во времени мы занимались с ним в 5 утра перед школой. Помню, как сидела сонная перед компьютером, а Саша рассказывал мне, как решать уравнения, максимизировать функцию, объяснял теорему Модильяни–Миллера по финансам и модель Солоу по макроэкономике. Про инфляцию и криптовалюту он мне тоже в 5 утра рассказывал. В итоге в 10-м классе я стала призером Всероссийской олимпиады школьников по экономике. 

Александр: В то время я уже второй год учился в Уортоне на PhD-программе. Так как я сам в олимпиадах по экономике не участвовал, то не очень представлял, чему нужно учить Надежду. Поэтому я рассказывал ей о тех темах, которые мы проходили на нашей программе. Например, у нас был курс по корпоративным финансам, поэтому я давал Надежде решать наши экзаменационные задачи. Думал: если она сможет решить задачи PhD-программы, наверное, и на Всероссийской олимпиаде сможет победить. 

 

– Убедительно звучит. 

 

Александр: Думаю, что это звучало не совсем правильно, но действительно убедительно. Шутки шутками, но мы очень гордились Надеждой, когда она взяла диплом Всероса по экономике. Надо понимать контекст: Мензелинск – это город, в котором живет 20 000 человек. И если ты становишься призером на республиканской олимпиаде, то это уже очень большое событие для города. Мне кажется, Надежда первой в истории Мензелинска стала призером Всероссийской олимпиады школьников. Наша мама тогда работала в школе, к ней подошел глава городского отдела образования и сказал: «Мы очень гордимся тем, что ваша дочь стала призером олимпиады». И пообещал, что следующие 10 лет на советах глав отделов образования в республике будет говорить: «У нас в городе есть лауреат Всероссийской олимпиады, а что у вас?» 

Надежда: У меня есть даже две забавные истории. Первый эпизод: приезжаю я с регионального этапа Всероса по экономике и иду к своей классной руководительнице. Захожу, здороваюсь, и она мне говорит: «Поздравляю с республиканским этапом, Надя, какая ты молодец!» На что я ей отвечаю: «Да, нужно теперь готовиться к Всеросу». Она очень удивляется и спрашивает: «Ты что, на Всероссийскую олимпиаду прошла?!» А вторая история уже про финальный этап. Во время финальных туров я ни с кем не разговаривала: считала, что чем меньше рассказываю про свои успехи или неудачи, тем меньше шанс, что могу сглазить победу. Не говорила ни с Сашей, ни с родителями, ни со школьными учителями. Во время финального награждения организаторы олимпиады вели прямую трансляцию, и вся моя семья смотрела ее в интернете. После церемонии вручения дипломов я спускаюсь со сцены, и мне звонит Саша со словами: «Надежда, если ты еще раз будешь участвовать во Всероссийской олимпиаде школьников, только попробуй мне об этом не рассказать! Я чуть не умер, пока сидел и ждал результатов». 

 

 

– Кто больше всего помогал вам во время олимпиадного пути? Со стороны кажется, что вы прошли его самостоятельно. 

 

Надежда: Колоссальную поддержку оказывали родители. Это была и эмоциональная поддержка (они очень мотивировали меня), и организационная помощь с подготовкой. Например, родители помогли мне найти репетитора по экономике в другом городе и отвозили меня к нему на занятия. Саша периодически звонил и спрашивал: «Надежда, ты решаешь задачи по экономике?» А я их и в новогоднюю ночь решала. Это было интересно и в итоге стоило того. 

Александр: Так как я не участвовал в олимпиадах по экономике, у меня нет такой истории, как у Надежды. К олимпиаде по математике я не особо готовился, поскольку в школе им. Колмогорова ее преподавали на уровень выше, чем тот, что проверяется на олимпиадах. Мне было достаточно школьных знаний. 

 

– Как поменялось ваше представление об экономике во время учебы в РЭШ? 

 

Александр: Я уже упоминал, что не занимался экономикой до поступления в университет. В течение первого года обучения я, по сути, еще не видел экономики, потому что большинство курсов, кроме, пожалуй, «Введения в экономику», были математическими. Если ты знаешь математику и умеешь решать уравнения, этого достаточно, для того чтобы сдать первые экономические курсы. А уже позднее, когда начались финансы, я начал понимать, где проходит граница между математикой и экономическим смыслом, который в нее добавляется, когда она становится экономикой. 

Мое представление об экономике сформировалось в РЭШ, но потом оно значительно поменялось во время обучения на PhD-программе. В итоге я пришел к своему пониманию экономики как достаточно абстрактного предмета. В этом смысле финансы привлекают меня гораздо больше, потому что именно они позволяют применять экономические и математические знания в конкретных ситуациях. Это мне очень интересно. 

Надежда: Для меня это довольно сложный вопрос. Во время поступления в РЭШ я тоже не имела особого представления о том, что такое экономика. В основном мое представление сводилось к решению олимпиадных задач. Что изменилось сейчас? Конечно, это представление стало шире. Мне удалось связать разрозненные знания, которые я набрала во время подготовки к олимпиадам, и глубже понимать экономические модели, на которых эти задачи основаны. 

Недавно я начала интересоваться поведенческой экономикой. Мне нравится идея о том, что в тех экономических моделях, которые мы проходим, все работает не так идеально, как прогнозируется, потому что всегда есть поправка на рациональность людей. Если разрешить иррациональность, мы можем наблюдать интересные результаты, смотреть, какой эффект оказывают на модель личностные характеристики или культурные и национальные различия.

 

– Кто больше всего повлиял на вас во время учебы в РЭШ? 

 

Александр: После окончания РЭШ Константин Сонин попросил студентов нашего, первого, выпуска описать свои впечатления от учебы. Он хотел опубликовать эти воспоминания в своем блоге. Тогда я написал три больших абзаца про людей, которые на меня повлияли в РЭШ, но так и не закончил этот текст. Возможно, сейчас как раз самое время, чтобы наконец-то об этом рассказать. 

Первый эпизод относится к началу обучения. На 1-м курсе «Микроэкономику-1» нам преподавал Андрей Бремзен. Мы проходили равновесие Нэша, которое я никак не мог понять, а по нему близилась контрольная работа. Помню, был понедельник, и я написал Бремзену: «Андрей, я не понимаю равновесие Нэша. Знаю, что у вас на этой неделе нет приемных часов, но в пятницу контрольная, не могли бы вы все-таки со мной встретиться?» На что Бремзен мне ответил: «Саша, в среду я улетаю на конференцию, а завтра, во вторник, у меня выходной день, поэтому я не смогу появиться в РЭШ. Но если вам так нужно, давайте увидимся в середине дня где-то в городе». Мы договорились встретиться в «Шоколаднице». Вместо того чтобы готовиться к конференции во время своего выходного, Андрей Бремзен сидел и объяснял мне равновесие Нэша. 

Второй случай произошел в марте 2-го курса. Я тогда искал стажировку, но у меня ничего не получалось. На одной из встреч я подошел поздороваться к Сергею Гуриеву, который тогда был ректором РЭШ, а он начал расспрашивать меня о моем опыте обучения. Я ответил, что очень хочу работать в рейтинговом агентстве – Standard & Poor’s (S&P) или Moody’s, но у меня ничего не выходит. На что он мне сказал: «Знаете, в S&P у меня есть знакомая, давайте я ей напишу». И после этого Сергей Гуриев, который видел меня первый раз и с которым мы проговорили 5 минут, написал своей знакомой, с помощью которой я впоследствии и попал на стажировку в S&P. 

Наконец, человеком, который во время учебы в РЭШ повлиял на меня больше всех, я считаю Сергея Степанова. Он вел у нас корпоративные финансы, вместе с ним я делал дипломную работу. Помню, как отправил ему первый драфт своей работы, этот документ состоял из 40 страниц, и Сергей оставил комментарий практически к каждому моему слову! До сих пор помню, как меня поразило это внимание к тому, что я написал. Ко всему прочему Сергей очень поддержал меня во время моего поступления в Уортон, хотя вообще-то не должен был этого делать, – помогал готовить документы, давал советы, как писать admission letters. Я привел всего три примера, но все люди, которых я встретил в РЭШ, были замечательными. Это большое преимущество нашего вуза по сравнению со всеми остальными университетами, и не только в России. Это была по-настоящему поддерживающая атмосфера. 

Надежда: У меня тоже есть две истории. Я очень люблю гуманитарные предметы. Так вышло, что в нашей семье Саша – математик, а мне математика нравится не так сильно, что я поняла уже в вузе. В университете меня очень вдохновила Галина Юзефович – она читает у нас курс «Современная литература: опыт институциональной истории», который я совершенно случайно взяла во время первого года обучения. Курс устроен так: сначала мы слушаем лекцию, а потом по ее теме читаем книгу и разбираем ее на семинаре. Во многих книгах есть отсылки к биографии автора или связь с социальными событиями, которые происходили во время их написания. Если смотреть на книгу в контексте, то можно многое прочитать между строк и увидеть за ее сюжетом настоящий 3D-мир. Галина нам это показала и объяснила, почему литература – это целый институт. После ее курса я, кажется, начала читать даже больше, чем раньше. 

А второй человек – это ректор РЭШ Рубен Ениколопов. Весной моего 1-го курса в России объявили локдаун, и я должна была вот-вот уехать к родителям в Мензелинск. У меня появилось много свободного времени, и я не представляла, что с ним делать. Саша предложил мне написать кому-нибудь из профессоров и предложить ему свою помощь в исследованиях. Так я написала Рубену и спустя некоторое время получила от него предложение помочь ему с одним из исследований. Представляете? Я, первокурсница РЭШ, написала ректору, и он пригласил меня с ним поработать! В тот момент я поняла, как сильно здесь поощряется любая инициатива: если ты чего-то хочешь, то тебя в этом поддержат и во всем помогут. Это мотивирует тебя быть проактивным и предлагать еще больше идей. 

 

– Кто еще вас вдохновляет? 

 

Александр: Человек, который меня очень вдохновляет, – это Андрей Сахаров. В этом году отмечается 100-летний юбилей со дня его рождения. Недавно я закончил читать его биографию. Я горд тем, что в нашей стране были такие люди. Мне отзывается не только то, что он был ученым, но и то, что он смог сохранить свои убеждения и идеи о правах человека в среде, где его не поддерживали. Он выстоял, не сломался и не изменил свою позицию, продолжал отстаивать то, что считал правильным. Он прожил полноценную жизнь, но очень жаль, что она не продлилась дольше.

 

 

– За счет чего вам удалось добиться успеха в учебе? 

 

Александр: Во время учебы, особенно на первых курсах, я знал экономику хуже большинства своих сокурсников, потому что поступал без экономического бэкграунда. Я был одним из 5–10 человек, которые поступили по математическим олимпиадам, в то время как большинство студентов Совбака были победителями олимпиад по экономике. Однако мои математические знания помогали мне поддерживать высокие оценки в начале обучения. Я мог не до конца понимать экономический аспект, но, когда дело доходило до контрольных работ и нужно было вывести правильное уравнение и максимизировать его, это я мог сделать хорошо. В дальнейшем, как я уже говорил, мне очень повезло с научным руководителем моей дипломной работы – Сергеем Степановым, поэтому у меня получилось хорошее исследование. 

Надежда: Это хороший вопрос, хотелось бы знать ответ на него! Я бы хотела сказать о позитивной конкуренции на Совбаке, которая мотивирует тебя учиться. У нас нет противостояния: никто не хочет получить 10 баллов и оставить позади тех, у кого 6. Мы все хотим получить 10 баллов и готовы в этом друг другу помогать. Такая атмосфера очень нас стимулирует: здесь все студенты очень мотивированные и амбициозные, при этом мы очень поддерживаем друг друга. Если тебе нужен хороший GPA (средний балл аттестата), чтобы поехать по обмену за рубеж, для чего нужно подтянуть математику, то ты пойдешь к своему однокурснику, который хорошо знает этот предмет, и он тебе объяснит, как решать сложные задачи. Студенты очень разносторонние: кто-то работает, кто-то в лаборатории исследования проводит, а кто-то в выездной школе обучает детей. 

 

– Изменило ли образование вашу жизнь? 

 

Александр: Сложно сказать, но, наверное, изменило. Мое образование охватывает период моей жизни от момента, когда мне было 6 лет, и до 27-летия. Все, что происходит в этом возрасте, сильно влияет на жизнь. Правильно было бы сказать, что в это время я встретил многих умных, мотивирующих людей. Сложно выделить конкретные поворотные моменты, потому что этот эффект получился благодаря людям, которых я встретил во время своей учебы и в двух своих школах. 

Надежда: Во время подготовки к олимпиадам и в университете я по-настоящему научилась учиться. Для участия в олимпиадах мне нужно было постоянно решать очень много задач, а в РЭШ ничего не делать просто не получается. Здесь я научилась мыслить структурно, потому что математика требует аккуратного, четкого решения, а любое эссе предполагает, что ты структурно оформишь свою мысль, иначе тебя просто не поймут. 

 

– Александр, как вы принимали решения о том, как строить свой профессиональный трек после РЭШ? 

 

Александр: Не могу сказать, что это была череда каких-то сложных решений. Уортонская школа бизнеса входит в топ-3 международных финансовых программ. Было бы глупо с моей стороны не пойти туда, после того как меня приняли, даже учитывая то, что тогда я еще не был уверен в том, что хочу построить карьеру в академии. А принимая решение о том, чтобы уехать из России, я понимал, что все, что можно было узнать об экономике в России, я уже взял, поэтому нужно было двигаться дальше. Я должен был окончить PhD-программу еще 1,5 года назад, но обучение пришлось продлить из-за пандемии, поэтому моя учеба завершилась только в апреле 2021 г. Сейчас я живу в Нью-Йорке и работаю в BCG. Посмотрим, как дальше будет развиваться моя карьера. 

 

– Надежда, каким вам видится будущее? 

 

Надежда: Честно говоря, у меня нет какой-то конкретной картинки будущего. В моем мире я просто найду работу, которая мне нравится. Экономическое образование в РЭШ открывает очень много дверей. Сейчас я работаю аналитиком в «Тинькофф», мне очень нравится то, что я здесь делаю. Куда я выплыву дальше, не знаю, но пока что мне хорошо. Такое вот детское представление о будущем. 

 

– Как вы проводите свободное время? 

 

Александр: Я занимаюсь греблей с тех пор, как поступил в Уортон. Сейчас, во время нашего интервью, на мне как раз свитер с логотипом нашего клуба. До этого я никогда не занимался греблей. 

Надежда: Я много преподаю. Езжу на смены в лагеря для школьников, которые проводятся, чтобы помогать им готовиться к олимпиадам по экономике. Объясняю школьникам экономические задачки. 

 

– Что бы вы посоветовали тем, кто сегодня готовится к своим олимпиадам и, может быть, размышляет о поступлении в РЭШ? 

 

Александр: Если бы абитуриенты попросили меня ответить на вопрос, поступать в РЭШ или нет, я бы точно посоветовал им сделать это. РЭШ – замечательное место. 

Надежда: Я бы сказала: работайте больше, это окупается. Но не забывайте про свое ментальное здоровье.