Статья

«Круто быть умным» или «умно быть крутым»: эффекты разных школьных культур

В этой рубрике GURU профессора и выпускники РЭШ рассказывают о самых важных и интересных новых научных исследованиях. В сегодняшнем материале профессор Школы управления им. Келлога, выпускник РЭШ (MAE'2003) Георгий Егоров рассказывает об исследовании, выполненном совместно с Леонардо Бурштыном (Чикагский университет) и Робертом Дженсеном (Уортон). Почему влияние сверстников в школе оказывается отрицательным? Зависит ли оно от сложившейся в школе культуры?

 

Вопрос о том, как мнение окружающих влияет на людей и их поступки, изучается в научной литературе в самых разных контекстах. Например, благотворительность: есть люди, которые жертвуют на благотворительность из альтруизма, а кто-то хочет, чтобы имя написали на входе в музей. Или донорство: кто-то сдает кровь, потому что считает это нужным и правильным, а кто-то – потому что хочет этим гордиться, рассказывать и получить одобрение. Аналогичные механизмы работают и с вакцинацией, и даже с голосованием. В нашей работе мы обратились к сфере образования: она важна и понятна для любого человека, а в подростковом возрасте влияние сверстников может быть очень значимым.

Давно известно, что влияние сверстников на подростка может быть как положительным, так и отрицательным. На эту тему написано множество работ по психологии и образованию, но вот теперь настала очередь экономики. Мои соавторы, Леонардо и Роберт, ранее провели целый ряд экспериментов, чтобы изучить проблему влияния сверстников. В одном из этих экспериментов они предлагали школьникам подписаться на специальное приложение для смартфона, которое можно использовать для подготовки к поступлению в вуз. Такое приложение можно скачать и самостоятельно, но подписка стоит около $100, а участники эксперимента могли получить доступ бесплатно. Однако условия были разными: одной группе учеников исследователи сказали, что об их решении подписаться на приложение никто не узнает. А второй группе сообщили, что об их решении могут узнать их одноклассники. В первой группе желающих подписаться было значительно больше, чем во второй. Иными словами, школьники чаще были готовы подписаться на приложение, помогающее поступить в вуз, только при сохранении анонимности.

Мы задались вопросом, какая теория могла бы объяснить такие результаты эксперимента. Обычно в таких случаях используют работы Роланда Фрайера, изучавшего феномен acting white («поступать как белые»). В США это понятие распространено среди афроамериканцев и людей латиноамериканского происхождения и других меньшинств. Например, хорошо учиться – это «поступать как белые»: сверстники могут воспринимать такое поведение как попытку влиться в более распространенную культуру. Это сигнал о том, что в будущем данный человек не хочет оставаться в своем сообществе, т. е. не ценит свои социальные связи и поэтому может потерять одобрение своих сверстников. Результаты экспериментов с подпиской на образовательное приложение вполне соответствовали этой теории. Но мы хотели экспериментально проверить, можно ли доказать, что именно эта, а не какая-либо другая теория объясняет подобное влияние на поведение подростков.

Мы сформулировали две гипотезы. Первую мы назвали smart to be cool, или «умно быть крутым». Она в целом похожа на описанное выше объяснение acting white, но в нашем случае мы опустили расовые или этнические аспекты. Речь о том, что в школе бывают «крутые» и «некрутые» ребята. «Крутых» любят и уважают, потому что они больше ценят время, проведенное с друзьями, а не время, проведенное за учебой. Соответственно, если ты больше занимаешься учебой, это сигнал о том, что время с друзьями тебе не так дорого, т. е. ты «некрутой».

Если спросить педагогов, хороша ли такая школьная культура, они ответят отрицательно, ведь она говорит, что хорошо учиться – это «некруто». Но как тогда может выглядеть хорошая культура с точки зрения педагога? Убедить подростков, что хорошо учиться – это «круто», может оказаться крайне сложно. Однако не исключено, что в определенной среде ученики с хорошими способностями и результатами в учебе могли бы пользоваться уважением сверстников. Мы назвали такую школьную культуру cool to be smart – «круто быть умным», это наша вторая гипотеза о влиянии сверстников.

Казалось бы, такая культура стимулирует молодых людей хорошо учиться. Но в краткосрочной перспективе она может привести как к отрицательным, так и к положительным последствиям. Мы предположили: чем больше ученик занимается, тем больше одноклассники понимают, каковы его способности. Но если ученик никогда не поднимает руку, а на контрольных сдает пустые листы, то одноклассники, конечно, не будут считать его продвинутым, хотя они и не будут на 100% в этом уверены. В этой ситуации у способных учеников есть стимул проявлять свои способности и демонстрировать результаты одноклассникам. Но для менее способных появляется другой стимул – скрывать свои низкие способности и притворяться, что учеба их вообще не интересует, лишь бы не выявлять свой тип.

Но как различить эти две культуры? Мы придумали новый эксперимент. С одной стороны, он очень похож на описанный выше и тоже строился вокруг приложения, которое помогает подготовиться к поступлению. Но некоторые условия изменились. На этот раз мы предлагали ученикам не саму бесплатную подписку на приложение, а лотерею, в которой можно выиграть такую подписку. Причем одним мы говорили, что вероятность выиграть в такой лотерее – 75%, а другим – что 25%. Люди не очень хорошо разбираются в вероятностях, но для нас было достаточно того, что первые считали, что вероятность выигрыша высока, а вторые оценивали ее как низкую.

Мы добавили еще одно изменение. Мы сказали, что при регистрации в приложении ученикам предстоит пройти тест, который определит их сильные и слабые стороны, чтобы впоследствии приложение натаскивало их именно по проблемным темам (это была чистая правда, именно так оно и работает). Изменилось и условие, касающееся анонимности. Теперь мы предупреждали определенную часть учеников, что их одноклассникам может стать известно не только то, что они зарегистрировались, но и то, как они прошли вступительный тест.

Для группы студентов, которым мы сказали, что анонимность гарантирована, не было разницы, с какой вероятностью – высокой или низкой – они могли выиграть подписку на приложение, ведь участие для них «бесплатно» с точки зрения их социальных издержек. Но в группе, где анонимность гарантирована не была, все было иначе: вероятность выигрыша имела большое значение.

Предположим, что верна первая из двух наших теорий, т. е. «умно быть крутым». Если мы имеем дело с такой школьной культурой, то ученики, решившие участвовать в лотерее за доступ к образовательному приложению, фактически уже заплатили этим за свои социальные издержки: они показали окружающим, что они «ботаники», которые хотят заниматься учебой. И чем больше вероятность выиграть в лотерею, тем больше такие ученики захотят на такую лотерею подписаться.

Но что если работает вторая гипотеза – «круто быть умным», т. е. в школе есть «культура знаний»? Представим себе школьника, который хочет серьезно учиться и поступить в вуз, но опасается, что может показать низкие результаты теста при регистрации в приложении и об этом узнают его одноклассники. В то же время такой ученик знает, что его самые способные сверстники обязательно зарегистрируются в приложении, ведь для них это лишний шанс похвастаться своей подготовкой. И вот тут как раз важна вероятность выигрыша в лотерею. 

Если вероятность выиграть 25% (т. е. низкая в представлении школьников), то ученику, который не хочет выявлять свой тип, лучше всего было согласиться участвовать в лотерее. С одной стороны, он поступает как самые способные, с другой – велик шанс, что раскрывать свои карты ему не придется. А если вероятность 75%, то придется. Таким образом, в такой школе желание участвовать в лотерее должно быть тем больше, чем меньше вероятность выиграть, – это предсказание ровно противоположно предсказанию теории «умно быть крутым». Значит, мы можем использовать эффект вероятности выигрыша в лотерею для изучения, какая культура доминирует в той или иной школе. 

В нашем эксперименте мы обнаружили школы обоих типов. В одной большой школе в довольно бедном районе эффект вероятности выигрыша был положительным – это культура «умно быть крутым». В двух школах в районе чуть богаче эффект был отрицательным – это культура «круто быть умным». Мы не можем с достоверностью объяснить, почему в разных школах возникла разная культура, это задача для дальнейших исследований. Но для нас важно, что наши результаты подтверждают существование как минимум двух различных подростковых и школьных культур, которые могут приводить к негативному влиянию сверстников.

Почему это важно, т. е. почему руководству школы и педагогам нужно знать, какая культура преобладает в конкретной школе – «умно быть крутым» или «круто быть умным»? Дело в том, что разные меры могут иметь разный эффект в зависимости от культуры. Например, в школах, которые относятся к типу «круто быть умным», лучше придерживаться приватности оценок, как это и делается в США в отличие от России. В таком случае те, кто отстал или недостаточно хорошо подготовился, не будут бояться, получив плохую оценку, лишний раз задать вопрос или пойти на дополнительные занятия, чтобы наверстать упущенное.

А вот для культуры, где «умно быть крутым», оценки, как правило, вообще не имеют никакого значения, так что и приватность в этом вопросе не важна. Но если мы считаем, что хоть в небольшой степени оценки все же имеют значение в глазах сверстников (т. е. тот, кто исключительно хорошо учится, все-таки будет вызывать у одноклассников хоть немного дополнительного уважения), то тогда приватность оценок – это плохо. Ведь тогда у талантливых учеников, которые могли бы показать свои успехи и получить своего рода признание за хорошую учебу от сверстников, не остается возможности подтвердить свои способности в глазах одноклассников.

 

Беседовала Маргарита Лютова