Утопия или приближающаяся реальность?

07.09.2022

«Получать зарплату и не работать» звучит как утопия, но на самом деле такая система – безусловный базовый доход – уже давно обсуждается и исследуется. С одной стороны, подобный механизм позволяет лучше бороться с бедностью, но с другой – есть и негативные эффекты. В новом выпуске «Словаря» мы подробнее рассмотрим, какие сильные и слабые стороны есть у этой программы и что экономистам удалось оценить из пилотных экспериментов.  

Существуют различные вариации определения безусловного базового дохода (ББД), но классическое включает в себя три части. Во-первых, он должен предоставлять достаточно денег для жизни без других источников заработка. Во-вторых, он не должен зависеть от заработка, в частности сокращаться при увеличении доходов. В-третьих, этот трансферт должен распространяться на большую часть населения, а не быть целевым для конкретных групп. Большинство пилотных исследований не удовлетворяет одному или нескольким из этих критериев, что затрудняет полноценное исследование эффектов от введения ББД. Например, в штате Аляска жители получают от $1000 до $2000 в год. Исследование показало, что эти трансферты не оказывают влияния на занятость, но этот результат может зависеть и от того, что сумма не такая большая, чтобы люди изменили свое предложение труда. 

Один из ключевых вопросов при обсуждении ББД – его влияние на рынок труда. В краткосрочном периоде введение такой политики способно снижать предложение труда. С одной стороны, ожидается, что люди будут уходить с наиболее неприятной работы. Другой аргумент в поддержку ББД состоит в том, что трансферты будут стимулировать людей заниматься тем, что им по душе, не фокусируясь исключительно на доходе. Тем не менее снижение предложения труда само по себе негативно для экономики в целом. 

Ученые выделяют ряд каналов, которые способны создавать положительный эффект или хотя бы восполнять потери в долгосрочной перспективе. Во-первых, снижение предложения труда будет вести к росту зарплат для сотрудников, оставшихся на своих местах. Второй возможный исход состоит в том, что ББД приведет к росту человеческого капитала. Исследования показывают, что молодые люди и взрослые инвестируют меньше в образование из-за финансовых ограничений, поэтому дополнительные средства могут ослабить эти ограничения. Увеличение человеческого капитала в долгосрочном периоде также приводит к росту заработных плат. Помимо этого ББД оказывает положительное влияние на развитие детей. Трансферты, увеличивающие ресурсы семьи, приводят к лучшему развитию, здоровью и образованию детей, что, в свою очередь, также увеличивает заработные платы в равновесии.  

Помимо влияния на рынок труда ББД ассоциируется с другими политическими эффектами, которые следуют из универсальности программы. Так, программа может выступать сигналом того, что каждый человек ценится обществом. Другая важная особенность, отличающая ББД от иных социальных программ, – отсутствие стигмы. Часто получение пособий или воспринимается негативно, или требует раскрытия чувствительной информации о себе или своем домохозяйстве. Из-за этого есть группы, которые не обращаются за трансфертами, что снижает эффективность социальных программ с точки зрения достижения аудитории. ББД призван решить эту проблему. 

Так почему ББД не вводят, если от него столько положительных эффектов? Для начала нельзя однозначно утверждать, что текущие прогнозы будут выполняться при полномасштабном введении ББД. Текущие исследования либо опираются на пилотные проекты, порой не отвечающие всем критериям, либо основаны на более общих исследованиях. Другой вопрос связан с финансированием этой программы. Например, для того чтобы обеспечить ББД, США необходимо увеличить государственные доходы не менее чем в 2 раза. Также возникают вопросы о том, как оптимально распределить налоговую нагрузку от этой программы. Таким образом, полномасштабное внедрение ББД требует лучшего понимания возможных эффектов и путей практической реализации перераспределения доходов для этой инициативы.

 

Подробнее о безусловном базовом доходе вы можете послушать в подкасте с профессором РЭШ Валерием Чернооким и партнером (Kept бывшая КПМГ в России и СНГ) Александром Забузовым.

 

Подготовила Анастасия Небольсина