​​Крах советской экономики: от сталинской трагедии к кризису

17.02.2022

В подкасте "Экономика на слух"  Филипп Стеркин обсудил с Сергеем Гуриевым, профессором экономики Института политических исследований Sciences Po в Париже, и Андреем Маркевичем, профессором Российской экономической школы (РЭШ) и содиректором совместного бакалавриата РЭШ и ВШЭ, как была устроена жизнь и экономика в СССР. Можно ли говорить о справедливости этой системы? К чему привела сталинская индустриализация? В каком состоянии подошел Советский Союз к периоду реформ? Можно ли было пойти по другому пути лечения экономики? Мы собрали основные тезисы выпуска. 

 

Страна несвободы, неэффективности, страна-банкрот

Сергей: СССР был очень несвободной и неэффективной страной. И лучшее доказательство отсутствия в этой стране свободы и высокого качества жизни, – это то, что никто не вышел защищать Советский Союз, когда он рухнул. А лучшее доказательство его неэффективности – это то, что Советский Союз проиграл гонку вооружений Соединенным Штатам, проиграл холодную войну и в конце концов обанкротился. К концу существования СССР дефицит бюджета составлял десятки процентов ВВП, и никто точно не знает, сколько именно. Есть оценки, что это было 20–30% ВВП. И конечно, с таким дефицитом бюджета страна жить не может, особенно когда внешние кредиторы отказываются давать в долг. 

Жизнь в СССР ухудшалась. Об этом говорят, например, антропометрические показатели.Если вас плохо кормят в детстве, то это скажется на вашем росте. Так вот начиная с конца 1960-х гг. каждое следующее советское поколение было все ниже своих американских ровесников. Другой показатель – это продолжительность жизни: у мужчин она начала снижаться не в 1990-е, а еще до начала перестройки.

 

О равенстве и неравенстве в СССР 

АндрейСоветский Союз был очень равной страной с точки зрения распределения доходов. Коэффициент Джини (1 – это страна, где все доходы находятся у одного человека, 0 – доходы абсолютно равномерно распределены между людьми) в 1970-е гг. был 0,22–0,29. Для сравнения: сейчас в России – около 0,4, в США – примерно столько же, в Европе – 0,3–0,4. Но помимо дохода в Советском Союзе еще был очень важен доступ к ресурсам и товарам. 

Сергей: Не существует данных о неравенстве богатства в СССР. Есть только некоторые оценки на основе опросов иммигрантов из Советского Союза, которые показали, что в СССР было огромное неравенство в распределении богатства. Вы родились в Москве, унаследовали квартиру родителей, очевидно, она стоит гораздо дороже, чем квартира в Норильске. И то, что говорил Воланд (москвичи – люди как люди, только квартирный вопрос испортил их), – это очень важная характеристика. В «Мастере и Маргарите», в «Собачьем сердце» квартирный вопрос буквально на каждой странице, потому что квартира – это главное богатство семьи. Так вот богатство советскому гражданину доставалось бесплатно благодаря связям, благодаря родителям.

Во многом неравенство в России сегодня обусловлено тем неравенством, которое было в 1970-х – 1980-х гг. в СССР. Многие из сегодняшних российских олигархов были заместителями министров, работали во внешнеторговых организациях, комитетах комсомола. И потом их связи трансформировались в миллиарды. 

 

Страна двух очередей – для всех и в обход для избранных

Сергей: Президент США Рональд Рейган все время рассказывал советские анекдоты. Один из них был про очереди. Человеку звонят и говорят: поздравляем вас, мы можем назначить вам очередь на получение автомобиля «Жигули» через 10 лет во вторник утром. Он отвечает: утром не могу, потому что ко мне придет сантехник. 

В очереди за машиной можно было стоять годами и десятилетиями. В очередях в магазины люди убивали время каждый день. И особенно это усилилось в последние годы существования Советского Союза, когда Михаил Горбачев, для того чтобы повысить свою популярность, помочь людям, напечатал очень много денег. Но экономика от этого не стала больше производить, товаров больше не стало. Цены тоже не выросли, поскольку они регулировались. Зато выросли дефицит и очереди.

 

Чем советская экономика была похожа на царскую – две страны догоняющего развития

Андрей: Наверно, главная общая черта экономики царской и советской России – это чрезвычайно высокая роль государства и бюрократии. Например, чтобы организовать акционерное общество, в дореволюционной России нужно было заручиться одобрением императора, а до этого – пройти все круги бюрократии. Ну а советская экономика была почти полностью государственной.

Экономическая география досталась советской России от царской. Достаточно посмотреть на схему железных дорог России, чтобы увидеть, где находится ее центр – это Москва. 

Есть исследования, которые показывают, что наследие крепостного права до сих пор с нами. Там, где было больше крепостных, потребление домохозяйств при прочих равных ниже, чем там, где крепостных было меньше.

Сергей: Страна догоняющего развития должна догонять, а не отставать. Ни досоветская, ни советская Россия не смогли сократить отставание от США и Европы. Советский Союз дошел до некоторого уровня развития и остановился, попав в ловушку среднего дохода. Период относительной эффективности – это время новой экономической политики (НЭП), когда кое-какие рыночные отношения все-таки допускались. И во многом китайские реформы Дэн Сяопина были похожи на НЭП. 

 

Приговор сталинской индустриализации

Сергей: В нашей работе про новую российскую экономическую историю, которую мы написали с Андреем и профессором экономики Парижской школы экономики Екатериной Журавской, есть Таблица № 1, в которой соединены воедино все данные о сталинских репрессиях, существующие сегодня. Эта таблица представляет собой ужасное чтение. Сотни тысяч, миллионы людей, расстрелянных, сосланных, наказанных за нарушение трудовой дисциплины. 

Сталин действительно построил промышленность. И многие люди считают, что этого достаточно для его прославления, потому что без промышленности Советский Союз не был бы в числе победителей во Второй мировой войне. Доказать или опровергнуть это трудно. Сталинская промышленность, конечно, не смогла бы в одиночку вынести бремя войны. Безусловно, ленд-лиз сыграл огромную роль в обеспечении Красной армии и оборудованием, и едой, но в целом Сталин построил промышленность, переведя десятки процентов населения из села в город. Можно ли было построить промышленность, не уничтожая миллионы людей, без массовых репрессий? Пример Японии доказывает, что можно. Наше исследование вместе с Антоном Черемухиным, Олегом Цывинским и Михаилом Голосовым показывает, что сталинская индустриализация всего лишь вернула советскую экономику к дореволюционному тренду. Да, промышленность была построена, но ее можно было построить и без этих безумных репрессий.

 

От крупнейшего экспортера зерна до крупнейшего импортера 

Андрей: Низкая эффективность советского сельского хозяйства, очевидно, связана с колхозной системой и коллективизацией, которую провел Сталин в первой пятилетке и которая исказила все стимулы крестьян к усердной работе. Коллективизация вылилась в голод 1930-х гг. Затем крайности были скорректированы, колхозникам были разрешены личные приусадебные хозяйства, но система оставалась неэффективной. После Великой отечественной войны был другой голод – в 1946 г., не такой страшный, как в 1933 г., но тем не менее.

Начиная с Хрущева и при Брежневе инвестиции в сельское хозяйство были очень большие, в сельском хозяйстве трудилось больше людей, чем в других европейских странах или в Америке, но урожайность была меньше. Стимулы были искажены.

Сергей: Один из министров сельского хозяйства в 1990-е гг. сказал, что страна должна кормить своих крестьян. Это выдающееся высказывание, которое показывает, что сельское хозяйство было черной дырой экономики.

Ситуация в сельском хозяйстве как нельзя лучше иллюстрирует общие неэффективные черты советской экономики: отсутствие рыночных цен и частной собственности. Коллективизация уничтожила индивидуальные стимулы частного фермера. Производительность на личных, небольших приусадебных участках была в разы, если не в десятки раз больше, чем на колхозных землях. Потому что частная собственность имеет значение. Потому что стимулы имеют значение. Цены тоже играли роль. Советское правительство занижало цены на еду, на хлеб, и люди использовали хлеб как корм для свиней. Это тоже типичное искажение, которое возникает вследствие искажения цен. 

 

Почему проваливались реформы в СССР 

Андрей: Первой попыткой серьезно изменить после Сталина устройство советской экономики были реформы совнархозов, начатые Никитой Хрущевым. Он хотел перейти от управления, основанного на отраслевых министерствах, к управлению, основанному на региональных органах – совнархозах. Казалось бы, какая разница? Но разница есть. Совнархозы гораздо больше похожи друг на друга, чем отраслевые министерства. Вы не можете сравнивать металлургию с текстильной промышленностью. А вот похожие друг на друга единицы сравнивать можно, а потому можно создать стимулы для чиновников, чтобы они соревновались друг с другом. Похожая система сейчас существует в Китае. 

В Советском Союзе она просуществовала восемь летИ исследование, которые мы провели с Екатериной Журавской, показывает, что в те годы карьеры региональных секретарей партии, секретарей обкомов зависели от промышленных достижений их регионов. Стимулы были созданы. Почему же эту систему отменили? Оказалось, что эти стимулы не трансформировались в более высокие темпы экономического роста. Проблема, видимо, была в том, что совнархозы в Советском Союзе были слишком маленькими. Они зависели друг от друга. В Китае около 30 таких регионов, в Советском Союзе было больше 150.

Другой попыткой была косыгинская реформа 1965 г. (Алексей Косыгин – председатель Совета министров СССР. – Ред.). Идея была другой: больше самостоятельности не региональным чиновникам, а предприятиям и их менеджерам. Но в условиях государственных цен и отсутствия полноценного рынка цены не станут сигналом, не покажут, чего хотят потребители и куда следует направлять ресурсы. К тому же подобные реформы в Чехословакии привели к Пражской весне, что поставило крест на всей косыгинской реформе. Брежнев решил уже не экспериментировать.

Следующую попытку предпринял Михаил Горбачев, который прибегнул к старым рецептам, в частности дать больше власти предприятиям. В 1988 г. вступил в силу закон о госпредприятиях, который дал им власть. Рабочие сами выбирали директора предприятия. А голосовали они за тех, кто обещал повышать зарплату. И это еще больше разбалансировало позднюю советскую экономику. Темпы роста в Советском Союзе падали начиная с 1960-х вплоть до 1980-х гг.

 

Нефть оплатила отсутствие реформ

Сергей: Открытие в 1960-х гг. западносибирских нефтяных месторождений помогло профинансировать застой советской экономики. В 1970-х гг. из-за событий на Ближнем Востоке и в Иране цены на нефть повысились почти в 4 раза. И у Советского Союза появилась возможность жить и дальше без реформ. Потом цены рухнули, стало понятно, что нужно что-то делать, но было уже поздно. 

Если бы цены на нефть не росли, были бы проведены реформы? Попытки были, и все они проваливались. Правда в том, что Коммунистическая партия не хотела настоящих реформ.

Часто говорят, что Советский Союз развалился, потому что цены на нефть упали, потому что Горбачев начал антиалкогольную кампанию и бюджет лишился части доходов. Конечно, это сыграло важную роль, но все-таки, если сопоставить те несколько процентов ВВП, которые потерял из-за этого Советский Союз, и 20–30%-ный дефицит бюджета 1991 г., становится очевидно, что источник падения Советского Союза внутренний, а не внешний. 

Банкротство было неизбежным. Должно ли было это банкротство привести к разделению страны? Во многом это тоже было вполне объективным процессом, потому что руководители республик хотели избавиться от контроля Москвы. 

 

Десятки лет у власти 

Андрей: С приходом к власти Леонид Брежнев начал проводить политику несменяемости кадров. Он сам снял Хрущева и не хотел, чтобы его тоже сняли.

Сергей: Когда я учился в школе, я знал на память всех членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК КПСС, их портреты висели везде. И эти портреты не менялись годами, десятилетиями. Когда я начал читать про сталинские времена, я поражался: постойте, Михаил Суслов, который был при мне одним из руководителей страны, уже был руководителем страны при Сталине! Брежнев был одним из ключевых сталинских кадров. Николай Байбаков был председателем Госплана с 1955 по 1985 г. с небольшим перерывом. При Сталине в 1940-е гг. он уже был министром!

Горбачев в этом смысле был большим исключением. Он был относительно молодым человеком, и некоторые старожилы Политбюро его продвинули, считая, что нужны изменения. Среди них был Андрей Громыко, который уже в 1945 г. был крупным советским дипломатом. Так вот Громыко решил в 1985 г., что нужны молодые кадры.

 

Почему СССР уже не мог пойти по китайскому пути 

Сергей: Последняя возможность пойти по китайскому пути была упущена во время отказа от косыгинских реформ. Андрей рассказывал о реформе совнархозов, которая во многом похожа на то, что происходило в Китае. Но реформа совнархозов провалилась – видимо, по объективным причинам. 

Часто говорят, что Горбачеву нужно было изучить опыт Китая. Правда заключается в том, что Горбачев изучал опыт Китая. Но было слишком поздно. В Китае очень важную роль в проведении этих реформ сыграл контроль коммунистической партии. А в СССР к горбачевскому времени Компартия уже потеряла и авторитет, и возможность обеспечивать соблюдение правил игры. Кроме того, Китай был бедной, сельскохозяйственной, отсталой страной, не обремененной грузом неэффективных предприятий. Он мог использовать дешевую рабочую силу из сел для индустриализации. А в СССР к 1980-м гг. дешевой рабочей силы уже не было.

 

Откуда же тоска по СССР?

Андрей: Мне кажется, что люди ищут в прошлом что-то хорошее, потому что они не видят этого хорошего в настоящем. Это, наверно, одно объяснение, а другое объяснение – идеология, пропаганда.

СергейСегодняшняя российская власть ищет легитимность в прошлом. Советский Союз был победителем во Второй мировой войне, гитлеровская Германия была угрозой для мира, и Советский Союз помог эту угрозу остановить, понеся огромные жертвы. И это само по себе легитимирует Советский Союз, показывает, что что-то эта страна делала правильно.

Кроме того, современная Россия – это очень неравная страна. Это очень коррумпированная страна. И людям хочется найти источник справедливости в прошлом. Людям кажется, что СССР был равной страной, и в некотором смысле это их мечта о равенстве. Но что интересно. Что сами элиты считали идеальной карьерой? Самым элитным вузом был МГИМО, лучшая карьера – позиция за границей, в посольстве, в торгпредстве, в заграничном советском банке. Почему? Потому что элита прекрасно понимала, что она не построила страну, в которой хорошо и приятно жить. В этом смысле, конечно, это была несправедливая страна.

 

Подготовил Филипп Стеркин